Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Как праздновали Новый год и Рождество в XIX веке

Обработка фото: Владимир Ветер

Свечи вместо гирлянд, колядки вместо телевизора и письма вместо звонков – как отмечали новогодние праздники в XIX веке.

В гости 1 января

Традиция длинных новогодних праздников в России зародилась давно. В XIX веке торжества затевали с приходом Святок, целой череды праздников. Начинали гулять 24 декабря (6 января по новому стилю) – в рождественский сочельник; 25 декабря (7 января) отмечали Рождество; 1 января (14 января) – Новый год и 6 января (19 января) – Крещение. Официально было всего четыре выходных дня, но на деле народ праздновал почти две недели.

Церковные и светские традиции были тесно связаны. В рождественскую ночь шли колядовать, а утром – в церковь на торжественное богослужение. Храмы в больших городах часто бывали переполнены, и на рождественскую службу даже продавали билеты, достать которые было непросто. В этот же день навещали друзей, родственников и ходили в гости «с визитами». За день успевали посетить несколько домов и везде поднимали тосты в честь праздника и угощались рождественскими блюдами.

На протяжении всех праздников в богатых и знатных семьях устраивали званые обеды, пышные балы и маскарады. По правилам этикета делать новогодние визиты можно было на протяжении всего января, но наиболее учтивым считалось навестить гостей 1-го числа.

Шикарные праздники проводили и в дорогих ресторанах. Федор Шаляпин так описывал встречу Нового года в московском «Яре»: «Горы фруктов, все сорта балыка, семги, икры, все марки шампанского и все человекоподобные – во фраках».

Простые люди развлекали себя катанием на ледяных горках и санях. В больших городах работали балаганы, а на Воробьевых горах запускали фейерверки.

В конце XIX столетия появились рождественские открытки. Их отправляли не только родственникам, которые живут в других городах, но и соседям по улице. Текст поздравления старались оформить как можно красивее. Выпускали даже письмовники – книжки с рекомендациями, как лучше поздравить родственников или начальство «в дань учтивости и деликатности».

От елочных ветвей до нарядных елок

До середины XIX века елки в российских домах не украшали и даже не ставили. Со времен Петра_I в некоторые, чаще католические, дома приносили елочные ветви. Традиция наряжать вечнозеленое дерево и устраивать детские праздники стала набирать популярность лишь к середине XIX века, во времена Николая I. Жена императора великая княгиня Александра Федоровна провела первую праздничную елку для детей из знатных семей. Традиция быстро прижилась: сначала праздничные утренники стали устраивать в дворянских семьях, а потом и в купеческих.

Первые елки продавали обрусевшие немцы и швейцарцы. Многие из них владели кондитерскими, поэтому елки появились в кофейнях и магазинах со сладостями. Один из первых елочных базаров открылся в конце XIX века и находился в Москве, на Театральной площади рядом с Большим театром. В Санкт-Петербурге елку можно было купить во дворе Аничкова дворца или Екатерининском саду.

По немецкому обычаю елку наряжали в сочельник. Украшали детскими игрушками, лентами, фонарями и разными лакомствами: пастилой, яблоками, печеньем и конфетами. Дети находили свои подарки не только под елкой, но и на ней – после игр и развлечений игрушки и угощения раздавали гостям.

Позже стали делать специальные елочные украшения: из папье-маше и стекла. В торжественный момент на елках зажигали настоящие свечи, а рядом ставили ведро с водой, чтобы быстро потушить возможный пожар.

Несмотря на популярность елок у дворян и зажиточных купцов, крестьяне не ставили их вплоть до середины 1930-х годов.

Рождественский стол

Богато накрытый праздничный стол – один из главных символов праздника. К Рождеству заканчивался большой церковный пост, а вместе с ним и ограничения в еде. Писатель Иван Шмелев вспоминал, что накануне Рождества вся Москва превращалась в ярмарку. «Увидишь, что мороженых свиней подвозят, – скоро и Рождество», – писал он.

Купцы со всей России везли поросят, гусей, уток, рябчиков и тетеревов. Торговали прямо из саней и на глаз, без весов: «Мясник, бывало, рубит топором свинину, кусок отскочит, хоть с полфунта, – наплевать! Нищий подберет. Эту свиную «крошку» охапками бросали нищим: на, разговейся!» – удивлялся Шмелев.

Рождественский ужин начинали готовить заранее: в сочельник фаршировали поросят и птицу, готовили сочиво. Пекли особые пряники в форме козы или коровы – козули – символ животных, которые были в хлеву в момент рождения Иисуса.

Анастасия Цветаева, сестра Марины Цветаевой, писала в своих воспоминаниях о детстве: «Незаметно подошло Рождество. Дом был полон шорохов, шелеста, затаенности за закрытыми дверями залы – и прислушивания сверху, из детских комнат, к тому, что делается внизу. Предвкушалась уже мамина «панорама» с ее волшебными превращениями. Запахи поднимали дом, как волны корабль. Одним глазком, в приоткрытую дверь, мы видели горы тарелок парадных сервизов, перемываемых накануне, десертные китайские тарелочки, хрустальный блеск ваз, слышали звон бокалов и рюмок. Несли на большом блюде ростбиф с розовой серединкой (которую я ненавидела), черную паюсную икру. Ноздри ловили аромат «дедушкиного» печенья».

Мандарин – главный новогодний фрукт – в российских домах появился в XIX веке. Первые мандарины везли из Европы, и стоили они слишком дорого: за десяток штук нужно было отдать около трех рублей (для сравнения: за 15 рублей можно было купить корову). В середине XIX века в ботанических садах Грузии и Абхазии начали выращивать морозостойкие сорта цитрусовых, и постепенно мандарины стали доступнее для россиян и превратились в один из новогодних символов.

 

По материалам автора Марии Соловьевой