Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Памяти Полетовой Кире

12 сентября умерла наша прихожанка Кира. Полетова Кира Александровна, в девичестве Ясинская. Но все запомнили ее исключительно как Киру. Небольшого роста, кругленькая, всегда с крестом в руках, говорливая, шумная, исповедовавшаяся долго и громко, но удивительно добрая и всегда молящаяся за всех болящих и немощных, была наполнена «доверху», как сосуд через край, ВЕРОЮ!

Родилась она 20.10.1937 г. в Солнечногорске. Отец – педагог Ясин­­­ский Александр Владимирович (в 1941 г. окончил Ленинградский пединститут), который в 1943 году ушел на фронт и погиб у стен Берлина в 1945 г. Мама – Ясинская Мария Павловна, умерла в 1975 г. Брат Ясинский Валерий Александрович – офицер. Жив.

После окончания техникума Кира работала на заводе N 10. Жизнь текла обычным порядком. Вышла замуж, родила сына. Муж пил, сын тяжело заболел. Как ни горько об этом говорить, но к Богу она пришла, скорбя о сыне. И началась совсем другая жизнь, храм в Обухово, работа в Зеленограде, каждый день в дорогах, трудах и молитвах. Господь дал ей духовника протоиерея Владислава (Шумова), настоятеля Успенской церкви в Обухово. Благодатный батюшка много лет руководил, направлял, благословлял, утешал рабу Божию Киру.

Похоронив сына и мужа, Кира осталась под покровом Божией Матери, которая являлась ей два раза. Об одном таком явлении она рассказывала сама. По благословению батюшки, она возила сына Успенским Постом в Почаевскую Лавру. В те годы, начало 90-х, трудно было не только доехать, но и остановиться там. Милостью Божией, их приняли. Уставшие с дороги, они потрапезничали тем, что было (картошкой с тушёнкой), чем вызвали раздражение и упреки постящихся. Войдя в келью, на стене которой висела бумажная большая икона Божией Матери, она вдруг увидела, что Божия Мать ожила и утешила ее.

Шли годы, немощи и болезни не позволяли ей ездить в Обухово, и Господь привел ее к нам, во Льялово. Вот как об этом рассказывает наша Таисия:

«Я работала на рынке, продавала Павлопосадские платки. Расталкивая зазевавшихся горожан, с двумя сумками, из которых торчали тушки рыб, она пробралась к прилавку и очень долго выбирала платок. В итоге, продав за условную цену, с одной мыслей, только бы ушла, я успокоилась. Но не прошло и пяти минут, как Кира возвратилась, вернула платок и потащила меня выбирать для нее костюм. Мы разговорились, и она рассказала, что рыбу возит в Обухово, устает. И тогда я предложила ей храм во Льялово, тем более, что там служит о. Михаил, который тоже служил в Обухово».

Так мы все узнали Киру. Удивительно то, что при любых с ней спорах, ссорах, криках, никогда не бывало тяжело на душе, тут же попросит прощения, а когда каешься перед ней, она уверяла, что не обижается. А еще она была чрезвычайною чистюлей. Мытье полов в ее 2-х комнатной квартире, которым занималась только Валя маленькая (никто больше был недостоин), продолжался как минимум два часа, с трехкратной переменой воды.

Она всегда поминала родителей, сына и протоиерея Владислава. Причем готовилась заранее, яйца, пироги, рыба – все раздавалось в больших количествах. А в друзьях у нее были святые, протоиерей Николай Гурьянов, архимандрит Павел Груздев, – она с ними разговаривала, советовалось.

На 9-й день после смерти Таисия видит сон: все ступеньки в доме Киры с первого по третий этаж завалены пирогами.

Царство Небесное тебе, Кира!