Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Екатеринбургская голгофа. Царственные страстотерпцы

Екатеринбургская голгофа. Кому из нас не знакомо это скорбное, но и высокое словосочетание! Не просто словосочетание, а главная трагедия XX столетия, определившая собою разворот всемирно-исторического процесса.

Благодарение Господу, что Россия встает сейчас с колен. Встает, несомненно, молитвами святых царственных мучеников: страстотерпца государя – Его императорского величества Николая Александровича II, августейшей супруги его – царицы Александры Федоровны, цесаревича Алексия и великих княжон Ольги, Татианы, Марии и Анастасии.

В Екатеринбурге собираются в эти дни десятки тысяч людей. Нужно видеть, как по Божественной Литургии причащаются на открытом воздухе и старики и дети, и пастыри и пасомые, и мудрецы и простецы – вся Россия. Казалось бы, еще совсем недавно она шла в Великорецком крестном ходу, проявляя чудеса выносливости, мужества, терпения. И вот сейчас на седом Урале, у Ганиной ямы, где под покровом тьмы некогда свершилось сатанинское цареубийство с расчленением и сожжением благоуханных тел царских страстотерпцев, наш народ вновь собирается, чтобы молиться о духовном возрождении Родины.

Давайте вновь обратим наши взоры на прекрасные лица царских страстотерпцев, и пусть они – государь Николай Александрович II, его жертвенно служившая семье супруга и царские дети – наставят нас: и словесно – своими дневниками; и самим внешним своим образом, который влечет миллионы сердец к созерцанию удивительной красоты – духовной, и телесной; и гармонией ума и сердца, которые были свойственны царской семье.

Государь – образчик исполнения долга верности, человек, умевший отвечать за свое слово, человек, всегда исполнявший обещания, гарант мира в Европе, тот, благодаря подвигу которого Россия, как никогда, была близка к победе в той отечественной войне, которая совершенно незаслуженно именуется империалистической в постсоветских учебниках. Сегодня, когда мужская верность и доблесть оскудели до крайности; когда главы семей не стесняются бросать тех, кого приручили; когда мужчины забыли, в чем их сила и духовная красота, и стали двурушниками, обслуживающими собственные страсти, – сегодня спокойный, хладнокровный, немного печальный, исполненный несокрушимой веры в Промысл Божий взор государя обличает и отрезвляет нас. У него, российского государя, нужно учиться вере и верности, чести и присяге, принесенной раз и навсегда Богу и Отечеству. Сегодня нам так нужны мужчины, на твердое плечо которых могли бы опереться их спутницы жизни. Так нужны отцы, авторитет которых был бы неколебим для их детей. Наш государь чудесно соединял в себе и мужество, и кротость. Никто никогда не видел его в гневе, он прекрасно владел собою, но один его царственный взгляд, мановение его перста, одно его вразумляющее слово утихомиривало самых наглых, дерзких, распоясавшихся людей. Потому что впереди слов государя шли его дела. Потому что благодать помазанничества, сообщенная ему в Таинстве венчания на царство, была умножена непрестанными денно-нощными трудами на благо Отечества.

Государыня кротко терпела клевету, потому что и Христос умел молчать. Да, высший свет много сделал для того, чтобы опорочить эту верную спутницу своего державного мужа. Сколько миллионов позеленевших от злобы долларов было тогда затрачено на гнусную клевету! Противники Отечества не гнушались никакими инсинуациями, дабы опорочить светлый лик государыни Александры Федоровны. Ее обвиняли в связи с Григорием Распутиным, ее называли немкой, приписывали ей предательство, называли чопорной, холодной, высокомерной. Всё это она кротко терпела, потому что и Христос умел молчать, пред лицом оплаченных «свидетелей», пред лицом синедриона, зараженного богохульством и гордостью, которая делает человека уже невменяемым и безнадежно больным. Это ежедневный подвиг – сохранять присутствие духа, благожелательность и улыбку к своим подданным! Это подвиг – непрестанные милосердие и благотворительность, о которых не выкладывали информацию в интернете, не печатали в газетах. Но когда грянула Великая война, государыня, сменив светские платья на форму медсестры, вместе со своими дочками лично очищала от гноя раны русских солдат, присутствовала при операциях и словом и делом ободряла раненых, несла суточные дежурства в госпиталях, в которые были превращены царские дворцы. Неустанно молилась о России, о ее народе – слабом, немощном, легко поддававшемся соблазнам, но бесконечно любимом и отзывчивом на проявление любви, которой так богато было сердце нашей государыни. Она никому не доверила преподавать Закон Божий своим детям, но делала это сама, как сама кормила их материнским молоком.

Воспитать сегодня души целомудренные и чистые, воспитать девственные, непорочные сердца, поставить на ноги собственных детей, в которых не было бы ни строптивости, ни отчуждения от родителей, но лишь бесконечное преклонение пред их нравственным авторитетом, – это задача из задач. Она кажется практически непосильной современным родителям, если только не привлекут они своей благочестивой жизнью Божие содействие на свои труды. Взирая на лица Ольги, Татианы, Марии, Анастасии, всматриваясь в не по-детски серьезное выражение лица цесаревича Алексия, который мечтал быть добрым правителем и не раз говорил, что в его царстве не будет несчастных и больных людей, вглядываясь в их светлые и печальные лица, мы обретаем в них тех ангелов-хранителей нашего юношества, нашей молодежи, которая может сгинуть без следа и уйти на обочины мировой истории, если не воспримет, как эстафетную палочку, от своих пращуров лампаду веры – веры православной, веры зрячей, веры горячей, веры, которая согревала сердца царственных страстотерпцев.

Предчувствовать смерть, но не отчаяться и не озлобиться и по-евангельски молиться за своих палачей – это подвиг. Уметь не впасть в отчаяние от того вооруженного сброда, который одним своим присутствием коробил чувства и смущал сердца девственных княжон, уметь предчувствовать смерть, но не отчаяться и не озлобиться и по-евангельски молиться за своих палачей – это не просто искусство, умение и навык, но это подвиг, подражать которому в истории могли лишь единицы.

Вот почему столь неискренними и циничными выглядят сегодня все попытки продажных режиссеров и желторотых писак-бумагомарак принизить значение царской семьи для судеб России и ее будущности. Очень надеемся, что вскоре безудержная свобода средств массовой дезинформации в нашем обществе заменится здоровой цензурой, которая заградит уста людям с сожженной совестью, тем, кто принадлежит к партии разрушителей, тем, о которых Александр Сергеевич Пушкин говорил как о вырожденцах. Ибо не уважающие историю своей страны, предающие забвению подвиги отцов и дедов лишены человеческого достоинства и не могут по справедливости именоваться народом, входить в ядро которого каждый из нас призван с верой в Бога, любовью к своей земле и готовностью хотя бы малым чем-то пожертвовать в служении окружающим людям.

Сегодня, сплотившись вокруг царственных страстотерпцев и мучеников, подымая свой взор к их распятой высоте, выразим, братья и сестры, твердую веру и надежду в то, что русский мир благодаря молитвам царственных мучеников возрождается и наше Отечество обретает исконную, присущую ему державность, столь необходимую для спасения всей вселенной от духа безбожия, растления и сатанинской гордыни.

Из выступления протоиерея Артемия Владимирова