Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Миссионерская поездка на Мезень. (Воспоминания)

4s

Я проснулся от сильного удара об сиденье. Наверное, наехали на кочку. Мой рюкзак, подскочив и сделав очередной кувырок, забился в угол машины. Мы едем пятый час без остановок. Водитель «Урала», Александр, перевозит нашу миссионерскую группу в деревню Койнас. Он уже не впервые безвозмездно развозит миссионерские группы Православного Свято-Тихоновского университета по отдаленным селам и деревням Архангельской области. В седьмой раз о.Андрей, преподаватели и студенты приезжают на Мезень, чтобы нести Слово Божие. Спать больше не хотелось, и на меня нахлынули мысли и воспоминания.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Не зря ли я поехал в эту поездку? Ведь что ожидает меня по приезде в Москву: пропущенные семинары и контрольные, а в результате бесконечные пересдачи. Что для меня будет эта поездка: потеря или приобретение? Как буду вспоминать о ней потом?…

Вспомнилась деревня Кимжа. Был уже вечер. Машина остановилась около местного клуба. После восьмичасовой тряски в «Газели» мы с радостью, хотя и немного вяло, повыскакивали из машины. Преодолев вечерние сумерки, мы вошли в «фойе», освещенное несколькими лампочками. Нас ждали. С большим караваем и в народном костюме нас встречала Евдокия Гавриловна. Ох, как был вкусен поморский хлеб!

3s

Но времени на пробу было мало. Через 15 минут было запланировано первое выступление перед жителями. Жребий говорить слово о Православии выпал Нине и мне. Для меня это было первым «боевым крещением». Нервничал и молился. Отец Андрей скомандовал «разворачиваться», и мы приступили, на ходу пережевывая сладкий хлеб, к разборке, установке и настройке проектора, ноутбука, экрана и колонок.

Складывая экран для показа слайдов, успокаивал свое волнение и настраивался на выступление. Дух захватывает, когда осознаешь, что сказанное тобой слово, может быть, будет жить в сердцах людей года. Поэтому очень важно взвешивать каждое слово, чтобы не посеять семя сомнения и неправды. О, вот тут только почувствуешь, как велика ответственность миссионера!

Помню, как процесс подготовки прервала новость о том, что приехали ненцы на настоящих северных оленях. И мы дружно побежали поглядеть на эту диковинку. Радовались как дети. Но вот погладить нам их не удалось, т.к. злые собаки не подпускали нас близко к оленям.

Когда в клубе стали собираться жители, до моего слуха стала доноситься необычная речь. Это был живой разговор бабушек усаживающихся на стулья. Сложно описать на словах этот говор: иной ритм, свое особенное ударение во фразе, как бы нараспев проговариваются слова. Много раз пытался пробовать говорить с поморским «ацентом», но для этого нужен хороший слух, чтобы повторить речь местных. «Молодежь-от на зиму в город уезжат, домы запират, скотину-т они не держат», — послышалось мне среди пришедших на встречу. Особенно запомнились мезенские песни, которые нам с удовольствием исполнил хоровой коллектив в Кимже.          

На следующий день в Кимже в одном сарае мы нашли трехвековой поморский Крест. На нем сохранилось барельефное изображение распятого Иисуса Христа. На Севере есть традиция ставить кресты на перекрестках дорог. Вот и этот Крест, наверное, простоял где-то на перепутье и напоминал путникам о крестной смерти Христа ради нашего спасения.

Крест оказался очень тяжелым, и мы с большим трудом достали его на улицу. Валера и Олег стали его фотографировать, а потом мы, пропев «Кресту Твоему поклоняемся Владыко…», благоговейно положили Распятие обратно. Когда отреставрируют храм, Крест должен будет занять место внутри.

Надолго останется в памяти чудесный храм. Эта дивная деревянная церковь с большими закомарами была построена из соснового леса еще в XVIII веке в честь образа Божьей Матери «Одигитрия». Храм, можно сказать, уникален и своей древностью, и размерами.

Когда у нас закончилась вода, пришлось идти за водой на реку, которая течет тут же около села. Местные жители берут воду для питья прямо из проруби реки. Хотя со временем ум становится более рациональным и пытливым, но, набирая воду, я не мог не вспомнить сказку «По щучьему веленью…». Да и взаправду, я был как в сказке: эти старинные многовековые избы с резными окнами, огромные глыбы снега, свешивающиеся с крыши домов, северные олени, северное сияние и особенный говор местных жителей, как – все это погружало меня после московских улиц, после суеты города в другой сказочный мир. Мир, в котором оживают персонажи и сюжеты, давно знакомые, как бы сходя с картинок любимых с детства книжек…

Наш «Урал» резко устремился вниз. Наверное, съезжаем на берег замерзшей реки. Предстоит переправа по льду, но нас это не пугает. Миссионер должен быть смелым и выносливым, т.к. в поездке иногда случаются непредвиденные экстремальные ситуации, будь то нападение пьяных местных жителей, ночевка в холодной избе, переворачивание машины и т.п.

…Вспомнились простые лица мезенских школьников. Я уже перестал удивляться сложности и глубине вопросов, которые они писали нам в записках на наших выступлениях. Спрашивали о том, что будет после смерти, всегда ли надо прощать. Особенно нас удивил вопрос: «Почему Православные такие красивые?». Нам не хватало общения со школьниками, несмотря на то, что наши беседы вместо запланированного одного урока растягивались на 2 или 3. Слушали с большим интересом, хотелось рассказать еще больше. Вот если бы пожить бы там немного…

1s

Жалко то, что все эти замечательные дети хотят уехать в город и начать там «нормальную» жизнь. Но в ответ на их мечту мы подготовили сюжеты, в которых московская молодежь пытается ответить хоть что-нибудь на вопрос о смысле жизни. Многие москвичи об это даже и не задумывались. Сложно сказать, какой для себя сделают вывод мезенские мальчишки и девчонки, но м.б. хоть немного мы дали им понять, что за всей городской «красотой» скрывается опасность духовной смерти, потеря смысла своей жизни…

Тряска стала невыносимой, и мне пришлось уже держаться за что-нибудь, чтобы не упасть с сидений. Несмотря на такую качку, многим удается как-то устроиться на плече своего соседа и втихомолку посапывать.

…Неужели я когда-нибудь забуду о.Владимира Стрельникова, местного священника!? Разве может быть такое, что такие люди изглаживаются из памяти? Не хочу… Не хочу потерять образ русского священника, настоящей русской семьи. Помню нашу первую встречу в Лешуконске. Я был не один, кто оказался в объятиях о.Владимира… «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоан.15:13). Да, любовь к Богу, семье, односельчанам через жертву самого себя стала правилом жизни для о.Владимира. Быть священником – подвижничество, быть священником в глубинке России – подвиг. Этот подвиг о.Владимир поделил пополам со своей матушкой Анной. Все хозяйство: огород, корова, теленок, даже колка дров, кроме того воспитание трех дочерей (кстати, две их них учатся в нашем университете) – лежит на плечах этой женщины, т.к. у о.Владимира больная спина.

Трудно описывать любовь, радость и мир, которые прибывают в этой семье, легче это почувствовать. Это чувствуют и прихожане, и дети воскресной школы, где уроки ведет тоже матушка. Правда прихожан в храм-избу собирается немного (настоящая каменная церковь занята под музей). А ведь кого ни спроси, все говорят, что верующий. Как-то за одной из бесед «по душам», продолжавшиеся за полночь, во время которых выпивалось иной раз по 6 чашек чая, о.Владимир рассказал нам много интересного о характере северного жителя. Сам он из Алма-Аты, поэтому все сказанное он испытал по отношению к себе. С одной особенностью я столкнулся сам: слишком упрям поморский народ…

Ну вот, Слава Богу, мы приехали в Койнас. И чувство радости, даже восторга не покидает ни на миг. Впереди нам предстоит еще много новых встреч…

Корнышов Антон. © 2005 г.