Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Третья заповедь

“Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно”. ( Исх.20,7)

Многим кажется, что это крайне незначительная заповедь. А ведь это третья заповедь Закона Божия, и её положения относительно других игнорировать никак нельзя.

Бог этой заповедью учит нас вниманию к слову, более того, вниманию к мысли, вниманию к тому, как воспринимают наши слова окружающие.

Эта заповедь – запрет на праздное поминание имени Божия. Основание для этого в сакральном значении любого имени; имя же Господа значимо сторицею. Имя – это связь. Имя – это познание. Именование – это вхождение в установленную Богом систему взаимных отношений и ответственности. По меткому выражению одного священника, когда мы говорим “Господи”, мы как бы снимаем телефонную трубку и набираем номер, и “на том конце” нам немедленно отвечают: “Слушаю”. Это мистика именования, немедленная связь; она присутствует всегда и во всём, но только в связи с Совершенным она существует в совершенной и абсолютной форме. И не страшно ли эту связь не заметить, проигнорировать? Вызвать – и промолчать? Вызвать – и заговорить о пустяках, а то даже и ругнуться: “Господи, яичница сгорела!” или “О Боже, этот тип настоящий идиот!”

У этой медали есть и иная сторона – под запрет этой заповеди попадает также всяческое злословие Божие и призывание врага, как-то: чертыханье, поминание нечистой силы, ругань (особенно матерная). Игра с нечистой силой – более чем опасное занятие, и непонимание этой опасности вовсе не делает её меньше.

Высший дар Бога человеку – свобода. Без свободного соизволения души на грех дьявол бессилен творить над ней насилие. А тут его не просто впустили – призвали! И призывание это слышится со всех сторон: в как бы непроизвольном чертыханье, в шуточном “Ни пуха, ни пера”, в мате, переходящем из статуса ненормативной лексики в “нормативную”. Ведь сейчас матом ругаются даже дети. А ведь мат, по слову святых отцов, это молитва дьяволу. “Пусть эти глупцы пока не вполне ведают, что творят, но они уже говорят моим языком, сотни раз на день молятся мне – осталось совсем немного, и они уже будут моими навсегда!” – это звучит подтекст любого мата. Свт. Иоанн Златоуст говорил сквернословам: “Бог вложил в уста твои благоволение, а ты влагаешь в них слова, зловоннейшие всякого трупа, а через них убиваешь душу свою”.

Теперь немного о значении слова в жизни человека. В Евангелии сказано: «От слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься” (Мф.12, 37). “За каждое праздное слово (а о гнилом уже и говорить нечего), какое скажут люди, дадут они ответ в день суда” (Мф.12, 36) У Бога ничего не исчезает бесследно. Всё бывшее с каждым человеком записано в книги жизни. На предстоящем всем нам Страшном Суде пред всеми — не только пред Господом, но и перед очами всего человечества – станут явными все наши дела, все наши слова, все наши помыслы.

Быть внимательными к своим мыслям и словам, не чертыхаться, не материться, не поминать имени Божия всуе – ведь это доступно каждому. Осознать необходимость строгого выполнения Божественного установления, стремиться его исполнить, каяться в своём несовершенстве даже в этих естественных нормах человеческого существования – вот религиозная задача для каждого христианина. Вне серьезного отношения к тому не может быть веры – это аксиома: “покажи веру из дел твоих”. ( см.: Иак.2,18)

Имя Божие не пустой звук, не милое житейское присловье. Это величественное, страшное и неповторимое в своей специфике явление. Произнести имя Бога – это значит призвать Бога, и призывание это может иметь место только в молитве, в сердечной встрече с Небесным Отцом. Вне этого любое поминание Бога – богохульство.

 

Материал подготовлен Павленко Елизаветой, студенткой 4 курса ПСТГУ.