Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Новости приходской жизни

27 июля на 86 году жизни отошла ко Господу прихожанка нашего храма Валентина Ивановна Смирнова. Царство Небесное и вечная память рабе Божией Валентине!

6 августа на 90 году жизни отошла ко Господу прихожанка нашего храма Анна Алексеевна Коняшкина. Царство Небесное и вечная память рабе Божией Анне!

Публикуем интервью с Анной Алексеевной, которое она дала в 2015 году.

Так, неисповедимыми путями, Господь касается сердца человека, и в нем зажигается огонек веры. Мы продолжаем публиковать беседы с нашими прихожанами, и теперь встретились с Анной Алексеевной Коняшкиной. Она ходит в наш храм с первого богослужения, и весьма почтенный возраст – а ей скоро исполняется 86 лет – здесь не помеха. Мы попросили ее поделиться воспоминаниями, ведь очень часто опыт таких людей, их жизненный путь могут стать для нас уроком. Хотя, к сожалению, таких учителей становится все меньше и меньше.

– Давайте начнем с воспоминаний детства

– Родилась я в Рязанской области. Мне было 11 лет, когда началась война. Когда немцы оккупировали Московскую область, мы жили в Поваровке, и в нее вошли фашисты. Они сожгли наш дом, и мы вместе с еще одной семьей ютились на фанерной летней даче. Стоял мороз, есть было нечего. Ходили, искали убитых лошадей, отрубали от туш куски, какие могли, и этой палой кониной питались. Этим занимались мальчишки. Однажды им удалось найти живую, хотя и раненую лошадь. Запрягли ее, поехали за кониной, а сани наскочили на мину. Моего двоюродного брата, что был в санах, убило наповал, а родного брата, чтоб был рядом, тяжело контузило. Мы были под немцем две недели. Потом фашисты отступили в сторону Клина, а мы, погрузив на санки нехитрый скарб, пошли в сторону Москвы. Пешком дошли до Сходни, а оттуда уже ходили поезда на Москву. Доехали до Москвы, и там впервые за войну хлеба вдоволь наелись. Затем с Казанского вокзала доехали до деревни Александровка. Работали мы наравне со взрослыми: cажали, пололи, косили. Собирали cено большими граблями, они назывались «крюки». За работу в тылу у меня пять медалей. Мой отец и все трое его братьев погибли на фронтах Великой отечественной войны. А после войны мы снова вернулись в Поваровку.

– Вы учились?

– Да, только совсем недолго. Закончила я семь классов в Рязанской области, в городе Сапожок находилось педагогическое училище. Я подала туда документы, успешно сдала экзамены и начала учиться. Но еще шла война, училище не отапливалось, было очень холодно. Как-то пришла домой на выходной к маме, посмотрела, как ей одной тяжело приходится, и осталась ей помогать, не вернулась в училище.

– А как Вы оказались здесь?

– После Москвы я перешла на работу во ВНИИФТРИ, где проработала пятнадцать с половиной лет заведующей складом ГСМ. Потом я перенесла операцию. Операция была очень тяжелая, одиннадцать часов я не просыпалась. Медсестра, которая стояла радом, когда я очнулась, сказала: «C возвращением вас с того света». Когда я поправилась, то устроилась в гостиницу ВНИИФТРИ, где проработала горничной семнадцать лет. Я не люблю менять работу, бегать с места на место. Когда мне стало 72 года – ушла не пенсию. У нас в самом поселке Поварово участок. Иногда меня привозят туда. Старшая дочь Татьяна умерла, сейчас живу с младшей дочкой Галиной, которая приехала из Сибири. У меня уже взрослые внук и внучка. Внучка Екатерина учится на втором курсе в МИЭТ. Внук – Роман, сын старшей дочки, навещает меня, беседуем с ним. А правнучке моей Валентине уже девять лет исполнилось.

– Как Вы пришли к православной вере?

– Это произошло, когда мне было уже 60 лет. Муж у меня умер 36 лет назад, звали его Михаил. И как-то я поехала в Никольскую церковь, помянуть его, свечи на канун поставить об упокоении его души. Я думала, что поставлю свечи – и уйду. Но я просто не смогла уйти, осталась на службу. Что-то удержало меня, и слава Богу! С тех пор я стала постоянно ходить в храм. Сначала ездила в храм в Андреевку, потом – в церковь у метро «Речной вокзал», затем в Никольскую церковь.

А когда наш храм открылся, то я стала ходить в него, начиная с первой службы. И потом старалась бывать на каждой службе. Сейчас уже старость наступила, хожу в храм обычно по выходным. Но стараюсь в больницу не ложиться, двигаюсь потихоньку.

– Изменилась ли Ваша жизнь, когда Вы пришли к православной вере?

– Конечно, она изменилась к лучшему. Стремление идти на богослужение появилось, и сама жизнь стала более спокойной и осмысленной. У меня умерла старшая дочь, Татьяна, уже девять лет прошло с ее смерти. Мне было очень тяжело, и я стала за нее молиться. И до сих пор за нее молюсь. Читала в течение года Псалтырь по усопшей Татьяне – все три «Славы» о ее упокоении. А сейчас читаю одну «Славу» о здравии ныне живущих, а две – о ее упокоении. И каждое воскресение подаю записочки о упокоении рабы Божией Татианы. И когда я молюсь за своих дочерей, мне становится легче, спокойнее на душе.

– Были ли в Вашей жизни случаи, связанные с помощью Божией?

– Да. Я вот из храма выхожу и прошу: «Господи, помоги мне, чтобы нашелся добрый человек, который бы довез меня до дома». И всегда находится такой человек. Так, в это воскресение один из наших прихожан сам подъехал, предложил довезти до Менделеево, хотя сам он из Зеленограда. И довез он меня до самого дома.

– Вы прожили очень непростую жизнь, и трудностей в ней хватало. Что помогало и помогает их преодолевать?

– Я просто молюсь, прошу: «Помоги, Господи!», и Он мне помогает.

– Вам скоро 86 лет. Такого почтенного возраста прихожан в нашем храме осталось не так уж много. Что Вы хотели бы пожелать прихожанам нашего храма и, прежде всего, молодежи?

– Здоровья, укрепления в вере, чтобы в нашем храме было больше молодежи, благополучия и исполнения всех желаний.

 

Беседовал Михаил Глинников