Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Воспоминания об отце Владимире

Дорогому Другу посвящается

… С его братом Анатолием был дружен с 7-го класса: сидели за одной партой. Я часто заходил в гости к нему домой во Льялово. Его старшего брата – Володю (будущего отца Владимира) помню года с 69-го: мы с ним восхищались репродукциями картин М. Чурлениса из его библиотеки.

На летних каникулах 70-е годы все трое мы были студентами, вместе подрабатывали.

Играли в шахматы: обычно я обыгрывал Толю, а Володя – меня. Ибо я просто импровизировал, а Володя был знаком с теорией шахмат.

В 1976 году Московской Патриархии разрешили по случаю 100-летия издания Библии на русском языке выпустить Библию и Новый Завет отдельными книгами значительным тиражом. Володя – он был уже близок к литературным кругам – в декабре узнал о том, что эти книги можно купить в церквях в Костроме. Через Толю это стало известно мне. И я решил ехать. Толя и Володя заказали для себя тоже по одной книге. И в январе 77-го года мы трое стали обладателями этого сокровища.

В конце 70-х совершенно неожиданно оказалось, что у Володи в одной из соцстран вышла собственная книга стихов. И он стал членом Союза Писателей, стал работать в издательстве «Современник» в отделе поэзии. С этого времени общались мы с ним уже меньше. У него появилась семья, дети, заботы.

В 92 году, когда открылся наш храм, произошёл резкий перелом. Володя со всем жаром своей души обратился к Православию. Как он сам говорил мне: «Раньше я как любой русский интеллигент признавал церковь, правда немножко «свысока» и со стороны: да, Православие, народность… Да, и в церковь иногда захаживал, но это было как-то внешне».

Эту его пламенность сначала я приписывал начальному периоду воцерковления. Но прошёл год, а огонь не умалялся. И тогда (летом 93-го года) я сказал ему: «Володя, а ты будешь священником!».

В конце 92 года он попросил у меня совета: дела в издательстве «Современник» идут неважно, с зарплатой проблемы, вот мой друг Сергей Тимченко организовывает при издательстве малое предприятие «Новая книга», собирается издавать исторические бестселлеры. Предлагает мне быть коммерческим директором. Соглашаться мне?

– Конечно, соглашайся, семью-то кормить надо!

Уверен, что он советовался и с нашим настоятелем, отцом Георгием Стародубом.

Уверен, что именно благодаря Володе издательство стало менять тематику с исторической на православную. Он завязал знакомство с иеромонахом Тихоном (Шевкуновым) из Донского монастыря и началась совместная издательская деятельность.

Этот период мне очень хорошо известен. В конце 93-го года у меня появились проблемы с работой. И тут Володя говорит: «Отец Тихон ищет человека на должность зав. книжным складом. Хочешь я тебя порекомендую?» Склад этот в 94-95 гг. использовался не только отцом Тихоном, но немного и «Новой книгой». Вечерами мы с Володей вели долгие телефонные разговоры, обсуждали издательское дело.

Летом 96 года издательство «Новая книга» решило, что пора обзавестись собственным складом и Володя пригласил меня заведовать им. Так наша работа стала ещё более тесной.

Отец Владимир долго мучился тем, что нет у него духовника. Поделился со мной. Говорю ему:

– Есть у тебя батюшка, к которому сердце лежит? – говорю ему.

– Да, – говорит, – отец Дмитрий Дудко!

– Так в чём же дело!

Вот так у Володи появился духовник.

Володя нас познакомил. К сожалению, в конце 90-х отец Дмитрий отошёл ко Господу. Через некоторое время Володя меня спрашивает: «А почему ты не молишься за отца Дмитрия?» Я чуть не подскочил! Откуда он это знает?… Видимо отец Дмитрий ему пожаловался оттуда. С тех пор всегда за утренним правилом поминаю и отца Дмитрия.

Потом Володя стал отцом диаконом, несколько лет служил в нашей церкви сначала диаконом, а впоследствии священником.

Из его воспоминаний о рукоположении во иерея. «Рукополагавший меня епископ снял с моей руки обручальное кольцо и отдал его мне. После Таинства кольцо я снова надел… Сослужа на Литургии отцу Георгию, я заметил, что во время Проскомидии крошки от просфор забиваются под кольцо. Попросил совета у отца Георгия.

– А на хиротонии епископ разве не снял с твоего пальца кольца?

– Снял…

– А зачем же ты его надел снова?

– Думал, что это только на время Таинства…

С этих пор мы с отцом Владимиром стали общаться значительно реже: забот у священника очень много… А потом его и вовсе перевели в Солнечногорск, настоятелем Спасской церкви.

Исповедников к отцу Владимиру всегда много: прихожане сердцем чувствовали доброго, чуткого, любящего батюшку…

Весной 2002 года из-за внутренних разногласий отец Владимир вынужден был покинуть «Новую книгу» и организовать своё издательство. Его постоянно мучил вопрос: совместимо ли издание православной литературы со священническим служением? Он успокоился только тогда, когда получил ответ от архимандрита Кирилла (Павлова): «Издавай пока есть возможность.» В Лавре мы с отцом Владимиром были тогда вместе: я не дерзнул подойти к Старцу, а батюшка имел дерзновение…

После 2012 года мы с батюшкой почти не общались. Я погрузился в фотографию и другие проблемы, а отец Владимир давно уже работал на два фронта (пастырское служение и книгоиздательство), а каждое из них требует всего человека. Непосильная нагрузка подорвала его здоровье – стало сдавать сердце.

Последний раз, по его просьбе, был у батюшки летом 2016 года. Он был совсем плохой.

Всё собирался его навестить… да так и не собрался.

Даже прощения не успел попросить по телефону в Прощёное воскресенье: из Того мира, прости меня, батюшка!

Р.S. Как узнал о его кончине, послал сообщение Сергию Тимченко, генеральному директору издательства «Новая книга», преобразованному в 2002 году в издательство «Ковчег». И получил ответ: «Царствие Небесное батюшке. Добрый был…». И это самое главное – много в нём было христианской любви. Нам бы так!

 

Владимир Семёнович Недопёкин