Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Передний рубеж обороны Москвы

75 лет отделяют нас от начала Великой Отечественной войны. В ее героической истории битва под Москвой занимает особое место. Именно здесь, на подступах к столице, гитлеровская армия, в течение двух лет легким маршем прошедшая через многие европейские страны, потерпела первое серьезное поражение. Эта победа досталась нам высокой ценой. Об этом свидетельствуют сотни братских могил, где похоронены известные и неизвестные солдаты.

С захватом столицы Гитлер связывал решающий успех в войне с Советским Союзом. Стянув огромные военные силы, 30 сентября 1941 года фашисты начали контрнаступление – операцию «Тайфун».

Враг рвался к Москве, не считаясь с потерями, вводя в бой все новые и новые резервы. Наша армия, обороняясь, сдерживала бешеный натиск врага. Шли невиданные по ожесточенности бои, но силы были неравными – фронт приближался к Москве.

23 ноября немцы захватили Солнечногорск и Клин.

К концу ноября наиболее опасными для прорыва фронта противником стали районы, прилегающие к Ленинградскому шоссе. Врагу удалось подойти к столице менее чем на 40 километров. Передний рубеж обороны проходил и через деревню Льялово.

Воспоминания Главнокомандующего 16-ой армии генерал-лейтенанта К.К.Рокоссовского дают представление о сложившейся в то время ситуации:

«Мы вынуждены были переносить свои командные пункты ближе к Москве. Не успели даже обосноваться в Льялово, как на северо-восточной окраине села развернулся бой с немецкими танками. В нем пришлось участвовать всем, кто находился в этом районе, в том числе и некоторым работникам штаба. Выручил дивизион 85-миллиметровых пушек. Артиллеристы подожгли несколько танков, и атака немцев захлебнулась. Под свист и разрывы снарядов командный пункт армии перебрался в Крюково.

В связи с выходом врага в Льялово, командующий Западным фронтом Г.К.Жуков прислал на усиление армии танковую бригаду, очень малочисленную, но с опытным командиром Ф.Е.Ремизовым, затем стрелковый полк, а также отдельный кавалерийский, пушечный и противотанковый полки. Этот скромный перечень для такой масштабной бойни с превосходящими в несколько раз силами противника свидетельствовал о том, что и Командование фронта резервов уже не имело. Оно, как и мы, штабисты 16 Армии, брало часть сил с одного участка и бросало на другой, где было тяжелее всего в данный момент».

Из воспоминаниях жителей Льялово:

«В деревне оставались женщины, дети, подростки, старики, инвалиды. Кто мог, стал копать землянки на краю деревни, чтобы укрыться от немцев.

27 ноября в полдень со стороны Жилино в Льялово стали въезжать фашистские танкетки, пушки, автомашины. Немцы поселились, в основном, в двухэтажном здании школы, а часть разошлась по избам. Перерезали весь домашний скот, брали все, что хотели. В здании храма поставили своих лошадей.

Женщины и дети сидели в подвале храма, где хранилась колхозная картошка, остальных жителей закрыли в здании магазина и поставили часовых. Наступили сильные холода. Немцы не умели топить русские печи, случались возгорания домов. Зимнего обмундирования и снаряжения у немцев не было – «молниеносная война» его не предполагала.

На здании храма был наблюдательный немецкий пункт, здесь были установлены два крупнокалиберных пулемета и пушка. С высокого берега реки Клязьмы прекрасно просматривалась вся местность.

«О том, что немцы заняли деревню, знали не все, Льялово переходило из рук в руки несколько раз. Так под огонь врага попали случайно заехавшие на грузовике наши солдаты, были расстреляны 2 сержанта и офицер, солдат взяли в плен и закрыли в магазине, в перестрелке погибли 5 из 6 разведчиков, зашедших узнать об обстановке в деревне, погибли связисты в землянке, не знавшие, что их часть отошла.

О ситуации на фронте никто из жителей не знал, но все ждали и верили, что придут освободители, только когда?»

Ставка Верховного Главнокомандования принимает решение о контрнаступлении, чтобы враг, израсходовавший все свои резервы, не смог организовать оборону.

7 декабря в 5 часов утра 7-ая гвардейская дивизия с 863-м артиллерийским полком перешли в наступление с задачей овладеть Льялово и Никольским. Разгорелся упорный бой, не прекращавшийся даже ночью.

«Немцы вели сильный артиллерийский и минометный огонь по нашим частям. Наши били со стороны Ржавок. На исходе 8-го декабря немцы в панике стали покидать Льялово по 20-30 человек на подводах и машинах в сторону Никольского, деревню подожгли, а впереди гнали жителей. Но всем удалось по дороге сбежать, пользуясь знанием местности и неразберихой. Из магазина тоже все спаслись».

«Во время обстрела было разрушено здание школы, вокруг лежали сотни трупов наших солдат и фашистов, разбитая техника, ящики со снарядами.

Зимой убитых хоронить в землю не было возможности, иногда их закапывали в глубокий снег. Весной стали появляться трупы наших и немецких солдат, изуродованные трупы лошадей. Подростки и женщины ездили с санками по всей окрестности, собирали наших солдат, снимали с них именные медальоны, (хотя многие не носили, считая плохой приметой), по ним в военкомате впоследствии определяли имя, звание и часть погибшего. Останки солдат складывали в большую траншею на склоне, где теперь находится Парк победы. В центре деревни немцы устроили свое кладбище с белыми березовыми крестами, все немецкие трупы были перенесены в могильник для скота у деревни Клушино».

Братских могил в Льялово и его окрестностях после войны было много. Среди них было немало небезымянных.

В 1954 году вышло постановление Правительства СССР о перезахоронениях советских воинов и приближении братских могил к более доступным местам – к населенным пунктам и дорогам. В 1955 году останки солдат были перезахоронены в одну братскую могилу у церкви (тогда клуба) из братской могилы в Морозовке, с бывших дач Метрополитена и из Жилино. Над общей братской могилой на остроконечном конусе была установлена пятиконечная звезда, а на плите выбиты имена 99 опознанных по документам солдат.

В 1967 году памятник со звездой был заменен другим – в виде солдата, установлена мраморная плита с высеченными именами (несколько лет назад добавилось еще одно имя солдата). Этот памятник стоит и сегодня. Каждый год 9 мая здесь служится панихида, стоит почетный воинский караул, приходят местные жители и ветераны войны, много людей с цветами.

В 1970 году к 25-летию Победы на склоне реки Клязьмы, где погибли сотни наших солдат, около церкви (тогда клуба) был заложен Парк Победы. Жители села, ветераны войны сажали деревья (пригласили маршала К.К.Рокоссовского, но он не смог приехать). В память об этом событии на вершине склона был установлен большой камень с пояснительной табличкой.

Почти за 50 лет деревья выросли и сейчас этот парк похож на лес.

И еще один памятник появился в Льялово недавно. 9 мая 2013 года около братской могилы была установлена памятная плита с 33 именами жителей Льялово и Морозовки, воевавших в Великую Отечественную войну на разных фронтах, погибших, пропавших без вести, умерших от ран. Эту память увековечили те, кто на этой земле вместе со взрослыми пережил тяготы войны.

Почти не осталось участников войны, уходит поколение детей, в чьей памяти война оставила свой неизгладимый след. По их воспоминаниям и документам военных лет написан этот очерк.

 

1. Сборник воспоминаний о военном времени «Мы помним», Менделеево, 2015

2. «Земляки», выпуск 1, выпуск 2, Москва, 2012

3. Великая битва под Москвой. 1941-1942 Москва, 1958 год. Издательство Академии наук СССР.

 

Валентина Морозова