Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Когда сказка оживает

Полагаю трудно найти человека, как среди взрослых, так и среди маленьких карапузиков, который не любил бы сказки, тем более, если эти сказки волшебные. Ведь если говорить без лукавства, и взрослые и дети, так или иначе ждут в своей жизни неподдельного волшебства, ожидают «воплощения» сказки и мечтают увидеть настоящее чудо. Пора Рождественского праздника, продолжающееся радостное веселье Святочной недели – это время, когда волшебный мир сказки может своим нежным бархатом коснуться каждого доброго сердца, это исключительный момент, когда чудесная встреча со сказкой может стать реальным чудом для каждой искренне и глубоко чувствующей любовь души. Это время ожившей сказки…

…Жил да был под стольною Москвой, в селе Льялово могучий русский богатырь — Иванушка. По всей области о нем слава шла: и в бою он был храбр и отважен, и по силушке богатырской равных себе не знал, и на пиру веселье жаловал. Да и на добрые дела сердце отзывчивое имел: кому избу поправит, кому скотину, отбившуюся от стада, приведет, а какому сорванцу и свистульку или коня из дерева вырежет. Все любили Ванюшу. С самим Дедом Морозом он дружбу водил, рождественские праздники помогал устраивать. Получил Иванушка от Деда Мороза тогда в подарок латы чудесные, доспехи богатырские, золотым огнем горящие. Был там и меч — булатный кладенец, и щит-храбрец и шлем-золотой удалец. Повывел тогда наш богатырь в родимых местах всю нечисть злобную, так что стал жить люд льяловский жизнью мирною, благочестием преисполненной.

Но вот, однажды, в светлый праздник Рождества Христова потемнело лазурное небо льяловское , а тучи на небе и нет вовсе , и ветра-то нет, а кругом жуткий вой стоит, и зорька алая уж сошла, а огонь всюду на снегу блестит… То прилетела с западных гор грозная силушка вражеская, самим трехголовым Змеем Горынычем ведомая. Не понравилось страшному Змею людское, шумное, святочное веселие, полонил он тогда всех родителей в родимой стороне, опечалил, осиротил детушек малых, преумножил страдания стариков больных и немощных.

Узнал про то богатырь могучий, Иванушка, взглядом орлиным вдаль посмотрел, брови густые грозно сдвинул, поиграл скулами молодецкими. Облачился он в доспехи золотые, в латы ратные, как вдруг обступили его детушки малые, да отроки честные и просят взять их с собой за землю –матушку постоять и родителей любимых помочь домой воротить. Не послушал детей витязь славный, понадеялся на свою силушку природную, на удаль молодецкую, да на доспехи волшебные… и ушел в поход один.

Да только у подлого Змея давно хитрый план на богатыря был: послал он навстречу могучему войну, черную птицу-деву Сирин. Завлекла коварная птица витязя статного своим пением, усыпила богатыря голосом дивным и доселе неслыханным, напоила отважное сердце русское ядом забвения. Уснул Иванушка крепким сном, а слуги Горыныча схоронили по лесам его доспехи золотые, да оружие, ратному делу верное. Сидит Змей Горыныч у себя в логове и радуется — своей подлючестью упивается.

И сказали тогда дети:- «Не боимся мы рыка змеиного!» Будто отломилась веточка от яблони, откатилось яблоко от яблоньки: так собрались наши ребятушки в дружину великую, взял с собой каждый по богатырской подушке-булавушке, и пошли они родителям милым на вызволение, витязю родному на выручку. Идут при красном солнышке, идут при светлом месяце. Вот пришли они к братьям- Сугробычам, у которых был волшебный щит-храбрец схоронен. Вызвали они снежных братьев на состязание, пригласили истуканов зимних на сложное из арбалета стрелометаниие. Посрамила меткостью глаза и крепостью рук юная дружина братьев –Сугробычей и забрала с собой, как было условлено, щит-храбрец. Отправились молодые герои далее, к Повелителю льдов, богатырский меч-кладенец добывать. Были у князя того северного кони ледяные. Никто на этих конях усидеть не мог. Вызвались отроки отважные в обмен на меч булатный, ледяных скакунов княжеских оседлать, да в седлах скользких усидеть. Вот точно реченька подо льдом бежит, так с ребят семь потов сошло. Справились дети с конями ледяными, усмирили их нрав северный. Получили храбрецы от Повелителя льдов в награду за службу — меч — булатный кладенец, да и снова в дальний путь отправились, испытание новое искать, шлем-золотой удалец у птицы-Сирина вызволять.

Сидит та дева-птица на пне, ледяным серебром украшенным, когти углем сверкают, голова золотым венцом с камнями драгоценными покрыта, перья черные точно атлас на солнце сверкают. Ни один путник мимо пройти не может, всех одурманивает она своим голосом, каждого усыпляет своим сладким пением. Встали отроки хором исправным, зазвучали над лесом их голоса ангельские, Рождество Светлое славящие. Заиграло тут солнышко золотое в каждом ледяном хрусталике, зазвенели колокольцами веселыми вокруг все сосульки янтарные. Улетела прочь птица коварная. Смотрят дети, у пенька шлем золотой лежит, а за пнем тем — богатырь Иванушка спит. Рассеялись чары лукавые, встал Ванюша перед отроками, поклонился им до самой земли, укоряя себя за гордыню житейскую, что не верил он в храбрость сердца детского.

Вот уж скоро и логово Змея Горыныча покажется, как вдруг явилось войско поганое, целая армия черных рыцарей. Доспехи холодным металлом сверкают, в руках палицы черные пудовые качаются. Идут они, а под ногами лед трескается, с ближайших елей снег осыпается. Бросились на рыцарей наши смелые отроки не раздумывая. Беспримерную явили они миру отвагу и в сражении жестоком сокрушили войско черное.

А на горе уже и сам Змей Горыныч сидит, страшный змей о трех головах. Из каждой пасти огонь сечет, из ноздрей дым валит, глаза пламенем адовым сверкают, чешуя огнем блестит, медные когти, как жар, горят.

Обнажил тогда витязь Иванушка меч свой булатный, покрыл головушку шлемом богатырским, прикрылся щитом золотым, и кинулся на Гада холоднокровного, и в тяжелом бою отрубил врагу все три головы. Расступилась тут мать-земля и пожрала тело Горыныча.

Пошли детки с Иванушкой к змеиным пещерам, разбили медные двери, сорвали замки и засовы железные и выпустили на волю своих дорогих родителей.

Так вернулась к людям радость святочная, полилось рекою широкой гулянье народное. Снова у костра рождественского Ванюша веселил забавами детушек малых, а Дед Мороз всех подарками щедрыми, да вкусными одаривал.

Максим Шанурин