Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Подвиг танкового экипажа Степана Горобца

К юбилею нашей Великой Победы над фашистской ордой мы начинаем цикл рассказов о бессмертных и героических подвигах советских людей в годы Великой Отечественной войны, свершившихся на нашей земле Подмосковья.

17 октября 1941 года перед отдельной 21-й танковой бригадой была поставлена задача: совершить глубокий рейд по маршруту Большое Селище – Лебедево, разгромить противника в Кривцово, Никулино, Мамулино, овладеть городом Калинином (Тверь), освободив его от немцев. Если короче – провести разведку боем, прорваться через город и соединиться с обороной на Московском шоссе.

Танковый батальон майора Агибалова выходит на Волоколамское шоссе. В авангарде колонны идут Т-34: танки старшего сержанта Горобца и командира взвода Киреева с задачей выявлять и подавлять огневые точки противника. На шоссе танки нагоняют немецкую колонну бронетехники и автомашин с пехотой. Немцы замечают преследование, разворачивают противотанковые орудия и начинается бой. Танк Киреева подбит и сползает в кювет. Танк Горобца вырывается вперёд, утюжит немецкую противотанковую батарею, после чего, не снижая скорости, вламывается в деревню Ефремово, где вступает в бой с остальными силами немецкой колонны. Обстреляв на скорости немецкие танки, раздавив три грузовика и проредив пулемётным огнём пехоту, 34-ка ст. сержанта Степана Горобца с бортовым номером «03″ проносится по деревне и выскакивает обратно на шоссе: Путь на г. Калинин (Тверь) открыт…

Одновременно с этим танковый батальон майора Агибалова, следующий за авангардом двух Т-34, попадает под авиа-налёт юнкерсов, несколько машин подбиты, и командир останавливает колонну. Но у танка Горобца после атаки на окопавшихся в деревне немцев повреждена радиосвязь. Горобец, не зная ещё, что он остался один, продолжает выполнять задачу авангарда. Прямо на шоссе настигает колонну немецких мотоциклистов и уничтожает её…

При выходе из деревни Лебедево танкисты обнаруживают немецкий аэродром с самолетами и бензозаправщиками. 34-ка вступает в бой, обстреливает аэродром, уничтожает два Юнкерса Ju-87 и взрывает цистерну с топливом. В этот момент ст. сержант Горобец понимает, что его атаку не поддерживают танки батальона, которые по идее должны бы уже нагнать ввязавшийся в бой авангард, поддержав огнём и манёвром, но радио молчит, связи нет. А поскольку зенитки уже начинают бить прямой наводкой по танку, Горобец принимает смелое решение: прорываться в Калинин в одиночку. Уходя из-под обстрела зениток в направлении Калинина, машина Горобца снова встречает немецкую автоколонну, таранит три автомобиля и расстреливает пехоту. Не снижая скорости, танк врывается в город. В районе парка Текстильщиков экипаж замечает, что на танк наводится немецкое противотанковое орудие. Немецкая пушка стреляет первой, от попадания снаряда в танке начинается пожар…

Федор Литовченко, мехвод 34-ки Горобца, ведёт танк на таран и давит противника гусеницами, в это время оставшиеся трое членов экипажа борются с пожаром, используя огнетушители, коврики, ватники, вещмешки… Пожар потушен, огневая позиция противника уничтожена, но от прямого попадания в башню заклинило орудие: стрельба невозможна. Из вооружения теперь действуют только пулемёты.

Машина Горобца движется дальше, сходу форсирует реку по ветхому мосту, рискуя обрушить не рассчитанную под 30тонный вес танка переправу, и вылетает на левый берег Тьмаки. При попытке выйти на улицу Софьи Перовской танк встречает неожиданную преграду: установленные рельсы, которые глубоко врыты в землю – остатки укреплений от державших здесь оборону заводских рабочих. Рискуя быть обнаруженными, танкисты используют танк как тягач и расшатывают вкопанные в землю рельсы, отодвигают их в сторону и расчищая тем самым проход. По широкой улице занятого немцами города идёт чёрный, закопчёный от пожара танк, вздымая траками свежий снег. Ни звезды, ни номера на борту танка просто не видно. Немцы на него не реагируют – принимают за своего. Вдруг экипаж замечает двигающуюся навстречу по левой стороне улицы колонну трофейных ЗИСов и ГАЗиков с пехотой: машины перекрашены, в кузовах сидят немецкие солдаты. Помня о бездействующем орудии танка, Горобец отдаёт приказ мехводу: «Федя, давай прямо на них». Резкий поворот, и танк на полной скорости врезается в автоколонну: грохот, треск, немцы в панике спрыгивают с машин, стрелок-радист Иван Пастушин начинает поливать их огнем из пулемета… Танк проутюжил всю колонну, не оставив ни одной целой машины. Немцы начинают спешно радировать о том, что «русские танки в городе», не зная, что это единственная машина.

Вылетая на соседнюю улицу, 34-ка натыкается на немецкий танк. Используя эффект неожиданности, танк Горобца обходит немца и таранит вражеский танк в борт, отбрасывая его с улицы на тротуар и глохнет. Атмосфера лучше некуда: немцы, высовываясь из люков орут «рус, сдавайся», экипаж 34-ки пытается завести двигатель… Удаётся это не с первой попытки и вдруг – хорошая новость: заряжающий Григорий Коломиец смог оживить орудие! Оставив протараненный и подбитый немецкий танк позади, машина Горобца вылетает на площадь города. Экипаж видит полукруглое здание, на котором висят огромные флаги со свастикой, а у входа стоят часовые. Экипаж обстреливает здание фугасами. В помещениях раздаются взрывы, начинается пожар. Машина Горобца движется дальше, натыкаясь на импровизированную баррикаду: из-за перевернутого на бок трамвая в танк летят гранаты. 34-ка обходит баррикаду по груде камней – завал из разрушенного дома – задевает трамвай бортом, отбрасывая его вместе с немцами в сторону и движется дальше к Московскому шоссе. Далее командир танка обнаруживает замаскированную артиллерийскую батарею, орудия которой развернуты в сторону Москвы. Танк тараном разбивает орудия, разрушает блиндажи, уничтожает немецкие окопы и выходит на Московское шоссе, вырываясь из занятого немцами города. Через несколько километров возле горящего элеватора по танку начинается мощный обстрел практически со всех сторон: это уже позиции 11 мотоциклетного полка 5-ой стрелковой дивизии – танк Горобца поначалу принимают за атакующих немцев, но к счастью вовремя опознают как «своих» и встречают криками «Ура!»…

Чуть позже с экипажем танка встречается командарм 30-й армии генерал-майор Хоменко: не дожидаясь наградных документов, он снимает со своего кителя собственный Орден Красного Знамени и вручает его старшему сержанту Степану Горобцу!

А командир танка Степан Горобец дослужился до младшего лейтенанта и был награждён Орденом Ленина. Так же указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1942 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, младшему лейтенанту Горобцу Степану Христо­форовичу присвоено звание Героя Советского Союза… Посмертно.

Во время наступления 8 февраля 1942 года у села Петелино смелый и отважный офицер-танкист Степан Христофорович Горобец пал смертью храбрых в день своего рождения, своего 29-летия…

Вечная слава героям!

По материалам из открытых источников

Обработка фотографий: Владимир Ветер