Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Детство – Льялово

Деревня Льялово 2008 год, октябрь, обработка фото: Владимир Ветер

Июнь 2009-го – Израиль. По российским меркам жарко – +32! Выходцы из бывшего СССР к этому уже привыкли. Бывает и ещё круче! А где же я бывал летом многие годы назад? Вот сейчас и нахлынуло… Продолжаю воспоминания!

Возвращаюсь в далёкое детство. Большинство летних месяцев проводил в селе Льялово с бабушкой и дедушкой по материнской линии. Почему ими было выбрано именно Льялово? Никогда я этого вопроса никому не задавал. Да, и надо ли было? Всё вроде было там, что нужно для полноценного отдыха в средней полосе России.

Село стоит на горе. Под горой тогда было два-три дома будущего посёлка Менделеево. А город Зеленоград только-только начинал появляться. Ездили на электричке до станции Крюково, а дальше – на автобусе. Раз в час ходил он до Льялово. А если опоздаешь, то приходилось ехать до Менделеево и пешком в гору до нашего села. Спросите – почему село? Так вот… По давнишним, царским ещё, канонам селом считалась деревня, в которой есть Божий храм. Видел за свою жизнь разные деревни, аж за 400 изб. Но нет церкви – и это деревня. А в селе может быть и 200 изб, но есть храм. В Льялово тоже в те времена была церковь, но в ней размещался… Угадайте? Конечно не сложно догадаться – клуб. Чего мы только там не пересмотрели… Фильмы привозили два раза в неделю. Особенно помнится «Подвиг разведчика». С Кадочниковым в главной роли. Мы даже делали автоматы из деревяшек и бегали по лесам и лугам ловить неведомых врагов.

Под горой течёт речка Клязьма. В те времена ловилась даже щука небольших размеров. Но мы очень любили ловить раков. Залезаешь рукой в рачью нору, а он тяп тебя за палец. Больно!! Но как хороши раки, потом зажаренные на костре. Вдоль берегов были местами непроходимые заросли, куда мы любили ходить за дудником. Это такое зонтичное растение – очень высокое! Даже взрослого человека выше. Ствол его состоит из сочленённых трубок. Вот, отрезаешь такую трубку, с одного конца оставляешь закрытой. А потом – острым ножом, аккуратно, делаешь тонкую прорезь вдоль трубки. Если всё соблюдено верно, то, подув потом ртом в противоположный конец, услышишь трубный звук. Чем толще трубка, тем звук басовитее. Вот и были у нас оркестры природных инструментов.

Очень мы любили изучать старицы реки. За многие годы Клязьма меняла русло, и старое русло во многих местах сохранялось в виде маленьких озерцов. Что там только не водилось! Наверно, отсюда и пошло моё увлечение аквариумом. Собирали трёхдольную ряску, ловили жуков-плавунцов и держали у себя дома в банках.

Любопытно было наблюдать за насекомоядным растением – пузырчаткой. Мы ловили очень мелких циклопов и наблюдали, как они попадаются в ловушки этого растения. Но самое любимое для нас занятие было доставать с глубин стариц белые кувшинки. Ах, какая это красота!!! Цветок у них просто сказочный. А если он ещё и далеко от берега… Действовали вдвоём. Один из нас оставался на берегу и держал в руках длинную жердь. Зачем? Сейчас поймёте. Когда забираешься в старицу выше пояса, то тебя начинает засасывать. Ведь старица реки – это почти болото. И вот, заходишь выше пояса, протягиваешь руку до белого цветка с жёлтым солнцем в середине и рвёшь его. А дальше уже надо спасаться, чтоб не затянуло… Оборачиваешься назад, хватаешь руками конец жердины и с помощью товарища, который тебя тянет, вылезаешь назад. Спросите, зачем этот героизм? Да разве думал кто, когда об этом? Наоборот – чувствуешь себя победителем! Как будто аленький цветочек с острова привёз!!!

В другую сторону от села – на север, запад и восток – леса… И в них всё, что душа пожелает! Даже в конце мая, ещё не оканчивая школу, много раз приезжал собирать в лесу ландыши. Особенно много их было в левом углу, где долгое время стояла одинокая изба лесника Фили. О!!! Какой у них дивный запах. Не любил собирать громадных букетов ландышей. Зачем? Гораздо приятнее прийти на поляну, где их много, лечь, смотреть вверх на небо сквозь листву деревьев и вдыхать волшебный запах. В том же лесу потом зацветали купальницы, ятрышники и любки. Две последних – это наши российские орхидеи. А любка ночью пахнет просто обалденно! Ну, а осенью в том лесу – подосиновики.

В разные стороны от Льялова отходили дороги к более мелким деревням. На запад дорога шла на Никольское. Туда мы ходили на вырубки за малиной. На северо-восток друг за другом шли Жилино, Покров, Холмы, Безверхово и, чуть в стороне, Стародальня. Недалеко от Покрова, в низине, большое болото – наше черничное место. На север дорога шла на деревню Веревское, по пути пересекая овраг. Вдоль оврага по правую и левую сторону дороги – старые сосновые посадки. Да, да – сосны стояли строго в ряд и ходила легенда, что их посадили по указанию купца Морозова. Это земляничные места.

Кстати о Морозове… Примыкает к Льялово небольшой посёлок Морозовка. А рядом шикарный парк с большим особняком. Вот, говорят, фабрикант Морозов и построил этот особняк, как свою загородную резиденцию. Некоторое время, в очень далёком детстве, автобус до Льялова ходил через нижние ворота дома отдыха и через парк. Потом, когда расстроился посёлок Менделеево – маршрут изменили. Мы очень любили лазить в парк через забор, а иногда и проделывать дырки в заборе. В особняке был дом отдыха каких-то правительственных лиц. Но нас никто не вылавливал и не выпроваживал. Около особняка росли шикарные розовые пионы с чудесным ароматом. В парке были экзотические породы деревьев: манчжурский орех, сибирская лиственница, кедры алтайские, рябинник рябинолистный. Откуда я знаю названия? Всё очень просто. Тогда я, конечно же ничего не знал. А потом у меня появилась целая серия справочников определителей по СССР – от деревьев, до трав и птиц – 14 томов! Продолжаю…

В парке был пруд. Мы любили переплывать его на спор – кто быстрее. А ещё в этом пруду ловили верхоплавок и скармливали их нашему коту. Как он ждал нас – кот! Выходил на дорогу и сидел, словно чувствовал, что мы уже идём с добычей для него. Съедал всё – за один присест! А потом… балдел, развалившись на завалинке. В самом селе Льялово тоже были два пруда и три колодца для водозабора. Верхний колодец был очень глубокий, и пока размотаешь всю цепь на валу и поднимешь ведро с водой, приходилось немало юношеских сил прикладывать. Даже, заглянув туда и что-нибудь крикнув, можно было ответ эха услышать. Но зачем я о прудах? Вроде бы служили они разве что для прополаскивания белья хозяйкам, да ещё для полива огородов. Но я совсем не о том… Хочу вспомнить о войне.

Я родился через 7 лет после её окончания, но её следы увидеть успел. При мне оба пруда очищали от донных осадков, и когда трактор выгребал ил со дна, он достал из верхнего пруда артиллерийский снаряд. Мы пацаны естественно кинулись смотреть. Чей-то отец выбежал сразу из ближней избы, мгновенно всех разогнал. Вызвали охрану войсковую, оцепили зону пруда. Всех жильцов ближних к пруду домов отправили в нижнюю часть села. Приехали сапёры и увезли снаряд. Естественный вопрос – откуда он? Как попал он в пруд, никто конечно не знал, и почему он был неразорвавшимся – тоже. А вот откуда мы находили в оврагах штыки и каски, как советские так и немецкие – понятно! В 1941 году гитлеровская армия подошла очень близко к Москве и в Льялово, враги были около двух недель. Здесь были жаркие бои! И рядом с клубом, а ныне храмом, есть братская могила погибших именно в боях за Льялово. Помните песню: «Шёл в атаку яростный 41-й год – У деревни Крюково погибает взвод…» Так вот – это те самые места. А Крюково я упоминал выше. Здесь и остались эти самые следы войны, и я их видел воочию.

О нижнем пруде у меня более романтическое воспоминание. В более поздние годы, привёз с собой в Льялово свой аквариум и ловил сачком дафний для корма своим питомцам. Именно в этом пруду. Рядом со мной на мостике сидел пацанёнок – Саша Рослов, лет пяти. Ну, сидел себе и сидел. Вдруг, оборачиваюсь – нет мальчонки! И бултыхается он в пруду… Не знаю, как и что мной руководило! Я в чём был – прыгнул в пруд. Глубина для меня была незначительная – метра полтора. Было мне тогда 14 лет. Я-то не утонул бы. А вот Сашка – точно! Не хочу себя нахваливать, и не знаю какие силы меня заставили прыгнуть за ним… Его мамаша все полтора месяца до отъезда в Москву покупала мне конфеты. И вот это – доставляло удовольствие!

Вернёмся к лесам… По той же дороге на Веревское, не доходя до деревни, слева тоже было большое черничное болото. Там же на болоте иногда попадалась голубика. Дедушка звал её гонобобель. А правее и ближе к Веревскому – грибные места. Особенно за каменкой! Каменка – это дорога, проходящая через деревню. Кто её построил и когда – мне не ведомо. Но дорога построена капитально! Камни средней величины положены на полотно дороги и засыпаны грунтом. Легковые машины не всякие там проедут. А вот для любых других это просто подарок. Ведь по дороге от Льялова до Веревского не могли пройти даже грузовики, а лишь трактора и армейские вездеходы. Их нанимали для вывозки леса на дрова селянам. Так, о грибах… Такого количества белых грибов в окрестных лесах, как за каменкой не было нигде. Мы даже устраивали соревнования. Кто больше белых наберёт. Всякие другие уже брались попутно. Подосиновики, маслята, лисички… Что касается сыроежек, так их брали только с нераскрытыми шляпками. Приносили на двоих по сотне белых грибов. Вот такие были времена!

Чем ещё помнится веревская дорога? Бабочками!!! Ага, заинтересовались? В те времена была у многих школьников мания – собирать коллекцию насекомых. В магазинах детских товаров продавались сачки для ловли из марли. А в книжном магазине купил книгу М.Плавильщикова «Моя коллекция». Перед каждым летом отец мне покупал в магазине «Смена» сачок, и я превращался в охотника за насекомыми. Конечно все мои друзья, включая и меня, любили бабочек! А по той самой дороге на Веревское каких только не летало… Шикарные: павлиний глаз, адмирал, траурница, перламутровки разные… Особенно мне нравились большие чёрные ленточники и переливницы, отливающие лиловым цветом! Бабочек приходилось аккуратно отслеживать, когда она сядет на цветок или на дерево. И медленно,… медленно,… подкрадываться с сачком! Да и то не всегда удавалось поймать. Если траурница садилась на дерево, то приходилось выгибать обод сачка, чтобы добыча не вылетела. Но, каким героем себя чувствуешь, когда поймаешь трофей? Ловил и жуков – майских, оленей, дровосеков… Больших стрекоз приходилось ловить на лету. Они садились редко. Сейчас у меня уже к этому другое отношение – пусть себе летают, украшают природу. Лучше посмотреть на эти творения природы на хороших фото. Но тогда…, что было взять с мальчишки…

Со времён, когда стал чуть постарше – 14-16 лет, помнятся походы по озёрам. Ближние озёра были в лесах за посёлком Менделеево на юг. Их там около пяти. Первые два расположены друг от друга на расстоянии 1,5-2-х километров. Последняя группа из трёх находится от второго на таком же расстоянии. Не знаю, что нас влекло туда. Каких-то приключений искали. Может те же белые кувшинки, или покататься на плоту по третьему озеру. Но ходить туда любили, а назад возвращались с выходом на берег Клязьмы напротив деревни Клушино. Потом надо было подняться против течения реки до того же посёлка Менделеево. За день успевали и удовольствия получали массу. Однажды совершили более длительную вылазку. Когда я сообщил об этом бабушке, то она категорически возразила. Но, что такое запрет для пацанов! Не послушались! Взяли спичек, картошки, удочки и пошли… Куда? Очень далеко, по тем юношеским меркам. За лесами, выше Веревского, есть три крупных озера – Нерское, Круглое и Долгое. В более зрелом возрасте, 18-20 лет, я ездил туда на отцовском велосипеде «Харьков». А тогда – пошли пешком, с ночёвкой на Долгое. Вот здорово-то было! Считай, моя первая ночёвка у костра, на берегу озера, с рыбалкой…Без палатки, под открытым звёздным небом, которое отражается в озере… А потом запечёная плотва и картошка… Сказка! Взбучку от деда и бабки я естественно получил. Но разве это не стоило того удовольствия?

Вот и подходят к концу мои деревенские воспоминания. Наверняка ещё вернусь к отдельным эпизодам, особенно про ягоды и грибы. Напоследок ещё хочется вспомнить тот дом, и тех ребят, с которыми прошло моё детство. В октябре 2008-го года я был в Льялово со своей дочкой. (на сайте photofile.ru ищите меня – logul, там есть фотоотчёт о посещении). Увиделись с братьями Апраксиными – Валей и Пашей. Вспомнили, как собирали вишню у них в саду, как зрел белый налив и антоновка, как сорвался с цепи и бегал по деревне их большой овчар Джек. Многого из того уже нет. Пруд напротив дома зарос камышом, на территорию дома отдыха не пускают – охрана очень серьёзная, не то что в те времена. Храм восстановлен и используется по назначению! Зашёл и поставил свечку своим детским и юношеским годам, а так же всем хозяевам наших 3-х домов, где в разные годы мы жили. Вокруг села – частные особняки с дубовыми оградами… Все загораживаются, закрываются от кого-то. А в наши времена спросишь у хозяйки на пруду молочка и получаешь ответ: «Зайди милок в третью избу от края и налей себе из крынки на окне. Не стесняйся, изба не заперта!» Вот так! Времена меняются, а с ними и люди…