Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

О воспитании детей

Мы продолжаем публиковать беседы с протоиреем Валерианом Кречетовым – настоятелем храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы в подмосковном Акулове. Он сам отец семерых детей и дедушка тридцати пяти внуков, поэтому его рассуждения о семейной проблематике, основанные на богатом практическом опыте, всегда интересны.

Какая главная задача воспитания детей в семье?

Вопрос воспитания – первостепенный вообще в человечестве. Спрашивают ребенка, кем он хочет быть: учителем, врачом, артистом? Нет. А кем же ты тогда хочешь быть? – Человеком, – отвечает ребенок. Так же ответил и Николай Иванович Пирогов – знаменитый русский хирург и ученый-анатом. Когда его спросили, кем он хотел бы видеть своего сына: ученым, врачом или военным, он сказал: «Я хочу видеть его человеком». Это, собственно говоря, и есть главное. Есть два мира – видимый и невидимый. Человек один из всего творения сотворен по образу и подобию Божию. Воспитание человека с тем, чтобы он вырос человеком, по образу Божиему сотворенным, – это самое главное, в этом и заключается смысл всей жизни. Потому что все остальные достижения, по сравнению с этим, никакого значения не имеют и даже вредны, как сказал Иван Васильевич Киреевский – если при этом нет настоящего человека. Образование – само наименование этой области человеческой деятельности имеет своим корнем «образ». А образ – это и есть образ Божий. И воссоздание в человеке этого образа Божия и есть главная задача воспитания.

А каков этот образ?

Человечество, до пришествия в мир Спасителя, не имело об этом ясного представления. Откуда появился пантеон богов. Люди чувствовали, что они есть образ Божий, но поскольку самого Бога они не воспринимали так, как первые прародители Адам и Ева, они пытались представить себе этот Первообраз по своему образу. А свой-то образ уже был помрачен через грехопадение. Вот тут то и появились всякие Венеры, Артемиды, боги, которые блудили, убивали друг друга.

Чтобы явить людям этот утраченный образ Божий, и даже первообраз – в человеке, Господь воплотился, Сын Божий стал Богочеловеком. И сказал: «Научитеся от Мене …» (Мф. 11:29). Никакие другие религии не могли так сказать: «От меня научитесь». Потому что они не являлись первоисточником. Господь же дал нам истинный Свой Первообраз, которому мы должны подражать. Святой праведный Алексей Мечев всегда говорил очень просто: «Не знаешь, как поступить, представь себе, как бы на твоем месте поступил бы Иисус Христос – так и поступай». Правоту этого вынуждены признать люди из всех сфер деятельности человечества. Альберт Эйнштейн сказал: «Есть единственное место в мире, где только свет и нет ни тени тьмы – это личность Иисуса Христа». Апостол Павел говорит в своем послании к коринфянам: «Подобни мне бывайте, якоже аз Христу» (1Кор. 4:16). То есть должен быть показан образец. В семье – это отец с матерью. Если родители подают детям пример любви, верности, честности, доброты – то есть личный пример – именно на нем и учатся их дети. Иначе никак. Ведь человек не является самодостаточным. Конечно, ему Господь дает в душе закон совести. Господь иногда дает мысли о воспитании. Это все внутреннее. Но и внешнее необходимо. Когда, например, одному ребенку говорят: «Смотри, папа будет ругаться», а он отвечает: «Папа не ругается». Все.

Как научить детей молиться?

Это, кстати, очень серьезный момент. Некоторые говорят: «Я в душе верю», а не молятся, и дети не видят их за молитвой. Я вспоминаю свое детство, просыпаюсь – и вижу своего отца и мать молящимися. Личный пример очень важен, без него никак. Первая школа молитвы – это Церковь. Потому что здесь с нами молятся все святые. Здесь ангелы присутствуют невидимо, и детская душа часто это чувствует. Вот такой пример: дети пришли в храм после службы, храм был закрыт, его открыли, правда, перед этим утром была служба. И один ребенок пишет: «Меня тронула теплая атмосфера в храме». Это же духовные ощущения. Входишь в храм, и чувствуешь себя не одиноким, не незащищенным, тебя охраняет Господь. Другой ребенок делится своими впечатлениями: «Это не экскурсия, это духовное наполнение с помощью храма».

Когда-то меня спросили, как я пришел в храм? Я не пришел, меня принесли. И носили до тех пор, пока я сам не стал туда ходить. Сколько себя помню, я всегда был в храме. А до трех лет проходит половина жизни. Ребенок, как губка, впитывает и домашнюю, и церковную молитву. Поэтому очень важно, чтобы как можно чаще ребенок слышал слова молитвы.

Часто происходит так, что, к сожалению, дети примерно в 14 лет отходят от веры, от Церкви, от молитвы. В частности, это коснулось и нашей семьи. Что-то видно мы делали не так. Сейчас у нас растут два внука – важно, чтобы с ними не повторились наши ошибки. Как преодолеть этот сложный период?

А Вы давно начали молиться?

Примерно в 1993 году, когда первому ребенку – Татьяне, было три года. Всего у нас шесть детей, мы ездили с ними в православные лагеря, они учились в воскресной школе, правда, я работал журналистом, часто бывал в командировках, мало занимался их воспитанием. Все это легло на плечи моей жены, Любови. А теперь, когда я на пенсии, есть время, и я рад бы с ними заниматься – время упущено.

Дело все в том, что закладывается все это раньше, еще во младенчестве, еще в родителях. Вот у меня мама раньше пришла к вере, отец – чуть позже. Это преемство от родителей навыка молится, ходить в Церковь – конечно, сыграли свою роль.

Не все дети в переходном возрасте отпадают от церкви, ну а если это происходит – значит, кроме того, что вы ходили в церковь, это зависит еще и от того, как вы жили – дети ведь тоже все это видят. У меня, милостью Божией, все дети в Церкви с младенчества и до сих пор продолжают в ней оставаться. Но зато, когда у нас с матушкой была золотая свадьба, то старший сын встал и сказал: «Я не помню, чтобы папа с мамой или спорили, или ругались». Можете вы сказать, что у вас было все так ровно в вашей повседневной жизни – я же не знаю.

Нет, так ровно не было.

Сейчас я часто слышу – муж с женой начинают считаться, а дети тоже начинают обманывать, врать, потому что они видят, как относятся друг к другу их родители. К несчастью, мы непостоянны в своем духовном пути, нас тоже заносит – то туда, то сюда. Что-то не то мы творим. А дети это чувствуют. И их также начинает носить то туда, то сюда. Но, большей частью так бывает, что до конца жизни они все равно возвращаются в лоно Церкви. Я вспоминаю своего двоюродного брата, который сначала все иронизировал, а потом, в конце жизни, заинтересовался Библией, пришел к вере.

Я надеюсь, что семена веры, которые посеяны в детские души, все равно когда-нибудь должны взойти. Хотя мы, в этой жизни, может, этого уже не увидим.

Совершенно верно. Оно все равно прорастет. А чтобы это было, причем не только в воспитании, но и вообще в любом деле – нам расслабляться нельзя.

Часто мы идем на поводу у наших детей.

Нужно иметь перед собой всегда такую истину: «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишися зиждущие, аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий» (Пс.126:1). Я не могу знать Вашу жизнь, но если Вы постоянно молились и вели себя так, чтобы дети не могли Вас ни в чем упрекнуть, я думаю, если бы Вашего ребенка куда-то потянуло, то он все равно бы подумал – «что-то не то». Потому что он не видит такого отрицательного примера в семье. Бывает, конечно, не дай Бог, может и занести куда-то – но это уже та самая свободная воля, которая дана всем нам. Этот вопрос очень непростой и связан он всегда непосредственно с нами. Иногда Господь попускает это искушение с детьми для того, чтобы мы задумались над своей жизнью. Может, мы стали ленивы на молитву, непостоянны. Вот сегодня в Евангелии читалось: «Просите, и дастся вам» (Мф. 7:7). Значит, надо молиться, просить больше. Мы-то как молимся – одно название только «молитва». Вот Господь нам и показывает, какие результаты нашей молитвы.

Блаженная Моника ослепла от своих слез, двадцать лет молилась за своего сына, блаженного Августина. И когда она пришла к Амвросию Медиоланскому, тот сказал: «Не может быть, чтобы дитя стольких молитв погибло».

Мы часто сами не очень-то по-христиански живем, но хотим, чтобы дети наши были лучше нас. Это, правда, иногда так и бывает, но здесь все сложно.

Посоветуйте, батюшка, как можно создать в семье светлую, радостную атмосферу.

Жить в любви и в радости. Очень просто. Апостол говорит: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, о всем благодарите» (1 Фес. 16-18). У меня мамочка Любовь, Царствие ей Небесное, никогда не унывала. Я не помню, чтобы у нас кто-то унывал. И, опять же, как говорят «на колу мочало, начинай сначала». Родители Иоаким и Анна благочестивые, Захария и Елизавет благочестивые, Исидор и Агафия благочестивые. И чада у них у всех тоже были благочестивые. Каков корень, таковы и отростки. У нас и мама и папа были людьми жизнерадостными, с юмором. Хотя мой папа прошел Соловки, войну, послевоенные годы, безбожные времена – и ничего. Мне эти черты их характера передались, наверное, по наследству. Слава Богу за все. Даже «Очень слава Богу!» – как говорил схиархимандрит Михаил из Троице-Сергиевой Лавры.

(Продолжение читайте в следующем выпуске).

Беседовал Михаил Глинников