Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Радостная встреча

«И, проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин 9:1-3)

15 февраля 2016 года исполнилось 100 лет со дня кончины русского художника, иконописца Григория Николаевича Журавлева.

Тихая родина Григория Николаевича Журавлева – село Утевка Бузулукского уезда Самарской губернии. Ныне Нефтегорский район Самарской области. Здесь Григорий Журавлев родился, жил, творил и отошел ко Господу, заболев скоротечной чахоткой, в возрасте 56 лет.

Свои иконы Григорий Журавлев подписывал так: «СИЮ ИКОНУ ПИСАЛ ЗУБАМИ КРЕСТЬЯНИН ГРИГОРИЙ ЖУРАВЛЁВ СЕЛА УТЁВКИ САМАРСКОЙ ГУБЕРНИИ БЕЗРУКИЙ И БЕЗНОГИЙ. ГОДА 1885, 2 ИЮЛЯ».

Рождённый без рук и без ног, Григорий Журавлев творил во имя Бога и для людей, сумел подняться над своей немощью и совершить, казалось бы, невозможное – рисовать, держа кисть в зубах.

Евангельская тема присутствует не только в его творчестве, иконах, фресках, рисунках, портретах. Григорий Журавлев, как один из Евангельских образов, – пример для нас любви к Богу и ближним, пример стойкости, мужества и силы духа.

С раннего детства у Гриши проявились способности к рисованию. Он брал тростинку, уголь в зубы и рисовал предметы, фигурки людей и животных. Его талант заметили и не дали ему пропасть бесследно.

Жил и творил Григорий Журавлев во времена Царя Николая II (1868 – 1918). Скончался за год до революции. За его труд, великий вклад в развитие иконописного делания, за его молитвенный труд, потому что без молитв невозможно было писать такие иконы, за его труды в проектировании и росписи храма Святой Троицы – его служение во славу Божию, он был похоронен в церковной ограде храма во имя Святой Троицы в селе Утевка.

Все, что мы знаем о Григории Николаевиче Журавлеве – все это, благодаря многолетнему труду Александра Станиславовича Малиновского, земляка Григория Журавлева. Их имена неразрывны. Доктор технических наук, профессор Самарского ГТУ Александр Малиновский, более 40 лет своей жизни посвятил поиску материалов о жизни и творчестве утёвского иконописца, поиску его икон и сведений о них. В 2013 году вышло в свет 5-е издание его книги «Радостная встреча». Каждая страница «журавлёвской темы» – итог колоссальной работы в столичных и местных архивах по воссозданию обстоятельств жизни народного художника. В настоящее время, благодаря и Александру Малиновскому, известно около 100 икон Григория Журавлёва. Протоиерей Анатолий Копач на протяжении почти 30 лет служит настоятелем храма во имя Святой Троицы, который расписывал Григорий Журавлев.

От рождения у будущего художника не было рук по локти и ног по голени. В одной из передач я услышала такие слова вице-президента всероссийского общества слепых Олега Смолина:

«Лет 25 назад, подражая Европе и Америке, мы стали называть наших людей с инвалидностью людьми с ограниченными возможностями. Оказалось, что это еще хуже. Наши инвалиды стали спрашивать: «А почему вы решили, что наши возможности ограничены, а ваши нет?»

Уникальны строки воспоминаний Спиридона Васильевича Трай­кина, 1961 год: «В то время, когда родился Гриша явным уродом, мать очень плакала и хотела на себя от великого горя наложить руки, вместе с собой умертвить и Гришу, но Трайкин Пётр Васильевич, мой дедушка и отец матери Гриши, доказал вредность замысла своей дочери и матери Гриши. Он говорил ей, что Гришу будет растить сам и возьмёт его на своё обеспечение. Так он и сделал. Когда Грише стало 9 лет, дедушка Пётр устроил его в школу. До школы и из школы он возил Гришу в зимнюю пору на салазках в течение двух учебных лет, после чего дедушка Пётр умер, и на этом закончилось учение в школе, так как некому было Гришу возить в школу.

Однако Григорий не прекратил своего образования. Он стал учиться на дому самостоятельно. Помогал ему в этом учитель земской школы».

Спиридон Васильевич вспоминает: «Был очень веселым, людей любил, шутить умел». Остроумный, жизнерадостный, он, как огонек, светил людям. Умел красиво, мастерски писать, расписываться. Осо­бо хорошо Григорий писал печатно по-славянски. Помогал жителям села красиво написать, оформить письма, прошения губернатору.

Но этого Журавлёву было мало: он задумал во что бы то ни стало выучиться писать масляными красками настоящие образа. И вот 15-летний поклонник искусства, никуда доселе не выезжавший из родного села, появляется в губернском городе и обращается к проживающему здесь живописцу Трав­кину с просьбой показать ему, как пишутся образа. Тот ласково принял необыкновенного ученика, оста­вил его на несколько дней в своей квартире и познакомил с первыми приёмами живописи. Этого для Журавлёва было достаточно. Закупив в Самаре красок, кистей и прочего, он вернулся в родную Утёвку и, заказав себе стол с особыми приспособлениями, принялся учиться живописи.

Верным и постоянным спутником в этом деле была его бабушка, которая чистила для него кисти, готовила краски, усаживала внука за работу. Через пять лет беспрерывного труда этот живописец-самоучка стал писать образа настолько удовлетворительно, что решился несколько экземпляров икон своей работы подарить высокопоставленным лицам города Самары. С этого времени Журавлёв начал получать заказы на работу, улучшившие до некоторой степени его материальное положение, а вскоре Губернское Земское собрание, приняв во внимание бедственное положение семьи Журавлёва и его личные труды по части самоусовершенствования в искусстве живописи, назна­чи­­ло ему ежегодную пенсию в размере 60 рублей (к примеру, в те годы 1 кг мяса стоил 46 копеек, 1 литр молока – 8 копеек).

В конце 1884 года Григорий Журавлёв, изготовив икону святителя Николая Чудотворца, обратился к самарскому губернатору А.Д. Свербееву, всегда принимавшему участие в положении калеки-живописца, с просьбою представить икону Его Императорскому Высочеству, Государю Наследнику Цесаревичу Николаю. Желание его было исполнено. Государь Наследник Цесаревич милостиво принял икону святителя Николая Чудотворца, писанную крестьянином Журавлёвым, и соизволил пожаловать ему единовременное пособие сто рублей из собственной, Его Императорского Величества, суммы. Талант художника был признан. Было Григорию тогда 24 года, а цесаревичу, будущему Императору Николаю II, – 16.

Сопроводил иконописец свой подарок письмом, которое закончил такими словами:

«И написал сию икону по вразумлению Всемогущего Бога, который допустил меня на Свет Божий. И даровал мне дар. Потом открылось движение моего рта, которым я управляю свое мастерство по повелению Божию».

Григорий Николаевич был приглашён Николаем Вторым во дворец. Николай Второй пожизненно назначил ему пенсию в размере двадцати пяти рублей в месяц и приказал Самарскому генерал-губернатору Свербееву выдать Журавлёву иноходца с летним и зимним выездами. (К примеру, зарплата учителя начальной школы была тогда 25 рублей в месяц.)

В Церковно-археологическом кабинете (ЦАК) Троице-Сергиевой Лавры находится икона кисти Григория Журавлёва. На иконе изображён святитель Лев — папа Римский.

На тыльной стороне доски надпись: «Сию икону писалъ зубами крест. Григорий Журавлёвъ Самарской губ. Бузулукского уезда с. Утёвки июля 30.1892 года». Было художнику 32 года.

Первое, что бросается в глаза в этом зале – картина В.И. Сурикова на сюжет из IX главы Евангелия от Иоанна «Исцеление слепорождённого». Рядом икона Г. Журавлёва «Святой Лев – папа римский».

Икона не теряется в ряду работ знаменитых авторов. Более того, она не отпускает от себя и притягивает своей проникновенностью и тонким лиризмом.

Высокого мастерства Журавлев добился, держа кисть во рту. Это Господь сказал: «Ибо от избытка сердца говорят уста» (Мф.12:35). Уста Григория Журавлева из села Утевка Самарской губернии говорили чистотой образа. Каждый мазок согрет теплотой его дыхания. Мимо судьбы Григория Журавлёва нельзя пройти равнодушно. Художник-иконописец, преодолевая недуг, отыскал силы, чтобы развить в себе талант, которому суждено остаться в веках. Его иконы, фрески воистину нерукотворные.

Совершенно очевидно, что вся жизнь и творчество Григория Журавлева дают нам пример и образец того, как на нем явились дела Божии. Он с раннего детства очень хотел научиться рисовать и сделал это. Он не писал ни пейзажи, ни натюрморты. Как будто экономил время. Только иконы, фрески и несколько портретов, выполненных карандашом. Славил Бога, написав за свою короткую, но емкую жизнь (56 лет) более 100 икон.

Славил Бога! В селе Утёвка по чертежам и под непосредственным руководством Журавлёва была построен храм Святой Троицы, а по эскизам Григория Журавлева была произведена вся внутренняя роспись.

На фресках – апостолы Иоанн Богослов и Андрей Первозванный, митрополиты Московские Петр и Алексий. Писал он фрески по сырой штукатурке, чтобы краски лучше ложились. Совсем недавно стал проявляться лик святого Симеона Верхотурского. Храм, расписанный самим Григорием Журавлевым, хранит память о художнике, победившим судьбу. Величие Троицкого храма – это величие духа Григория Журавлева.

На куполе храма изображены Святая Троица и семь Архангелов. Когда Григорий расписывал церковь, особенно купол, кожаные ремни впивались в его тело, выщербливались зубы, опухали губы. Это был подвиг. Пузыри на спине появлялись от того, что его привязывали к тележке, в которой он сидел и писал иконы, и в которой его поднимали под самый купол на высоту 25 метров. Вот это сила воли, сила духа и какая любовь к Господу! Славил Бога! Когда он был еще маленький, всегда просил отвезти его в храм на специально сделанной тележке, с деревянными колесиками. Потому что с детства он всегда пел в Церковном хоре. А мы порой ноем по пустякам. Вот пример нам!

Всей своей жизнью славил Бога, не дав нам усомниться в том, крещеный он был или нет, верующий или нет. Вся его жизнь, а не только его творения, его творчество – это Евангельская тема. Это живой пример любви. К Богу и ближним. И кто видел его иконы, портреты, фрески, никогда не забудет глаза святых людей, которых он изображал.

Глаза Спасителя, глаза персонажей Ветхого Завета. И его собственные глаза, которые смотрят на нас и радуют нас своей к нам любовью.

Как Господь помогал такому Своему подвижнику, который ни разу за всю жизнь не возроптал на Господа, а только прославлял Его и писал такие красивые иконы и портреты? Был для всех солнышком!

Оставим специалистам определять стиль и пристрастие в манере писания икон Григорием Журавлёвым. Отметим несомненную одухотворённость, которую они излучают.

Как только произошла революция, храм сразу же был отобран у прихожан, и в нем было устроено овоще и зернохранилище. Буквально за несколько месяцев до этого Григорий Николаевич скоропостижно скончался от скоротечной чахотки. На кресте, поставленном на могиле, было лишь написано: «Се человек».

К середине ХХ века о художнике почти забыли, да и церковь к тому времени была в сильном запустении. А вспомнить о нем помогла находка, сделанная в Республике Босния и Герцеговина. В 1963 году югославский историк, реставратор Здравко Каймакович обнаружил икону славянских первоучителей святителей Кирилла и Мефодия в сербско-православной церкви в селе Пурачиц около Тузлы. Благодаря этому на родине вспомнили о Григории Журавлеве, занялись исследованием его жизни и восстановлением храма.

«Утевская Мадонна». У этой иконы особая судьба. По мнению А. Малиновского, душа художника-самоучки более всего проявилась в этой небольшой картине-иконе. Тогда писатель впервые услышал, как икону называют в народе – «Утёвская Мадонна».

На иконе небольшого формата изображена крестьянка в белом платке с младенцем на руках. Лицо простое, типично заволжское. Большие тёмные глаза. На губах чуть наметившаяся улыбка. Нет ни тени церковности. Но всё же она воспринимается как икона. В настоящее время икону увезли из Самары.

В 1966 году после опубликованных «Писем из Югославии» и статей в газетах жители села Утевка охотно передали в дар юным краеведам несколько икон. В 2005 году были приобретены восемь колоколов. И среди них самый большой – колокол «Григорий», названный так в память о художнике. Весит колокол 650 кг. Храм Святой Троицы обрёл голос. В 2006 году – особенная находка. Местному бизнесмену В.И. Петрушину удалось вернуть в Утевку книгу с рисунками Григория Журавлёва, которая называется «Ветхий Завет в картинках». Можно полагать, что книга с рисунками из Ветхого Завета была подарена ему царской семьёй. В ней его карандашные рисунки.

С тех пор и по настоящее время ведется кропотливая работа по поиску икон и материалов о жизни Григория Журавлева. Увы, теперь просто физически не может быть тех, кто видел живого Журавлёва. Прошло сто лет после его смерти. И на нас лежит особая ответственность. То, что знаем, надо сохранить. Не исказить, не переиначить.

Протоиерей Анатолий Копач как-то сказал: «Иконопись – это служение Христу. Григорий Журавлев не закопал свой талант, а оживотворил его и принёс на службу своему народу. Люди помнят это».

Григорий Журавлёв и сейчас удивительным образом соединяет людей. Ни время, ни расстояния тому не помеха. Этот его дар уникален. Совсем незнакомые люди оказываются близкими по духу.

Есть особая радость в том, что такой человек был, что человек может быть таким. Дар веры, дар любви, которым щедро был награждён Григорий Журавлёв, сочетался с даром истинно христианской доброты. Много о художнике так пока и не сказано.

В 2018 году в память о художнике Григории Журавлеве и писателе Александре Малиновском документальная повесть «Радостная встреча» была переиздана на английском и русском языках. Супруга ушедшего от нас в 2017 году писателя Лариса Малиновская отправила мне электронную версию этой книги, надеясь на то, что и вы, дорогие читатели, захотите узнать о творчестве художника Григория Журавлева. Она продолжает дело своего супруга.

 

Если Вы хотите получить электронную версию книги на двух языках, напишите по адресу: prima-k2007@yandex.ru Марине Кондратюк

 

Текст составила Кондратюк Марина Николаевна по материалам книги Александра Малиновского «Радостная встреча»