Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

254 месяца в узах и горьких работах Подвиг жизни святителя Афанасия (Сахарова)

(продолжение)

С мая 1927 г. по январь 1930 г. епископ Афанасий работал сторожем, счетоводом в отделениях лагеря на материке. Затем, после краткого пребывания на Соловках, где ему посчастливилось совершить с другими заключенными архиереями пасхальное богослужение, он, как больной сыпным тифом, был помещен в инфекционные бараки на Поповом острове (ныне район г.Кеми в Карелии).

В марте 1930 г. владыку этапировали в приполярный Туруханский край. Здесь, в поселке Мельничное на берегу Енисея, он получил известие о кончине горячо любимой матери Матроны Андреевны и начал писать свой труд «О поминовении усопших по уставу Православной Церкви». С февраля по июнь 1932 г. епископ Афанасий жил в селе Селиванихе, где также находился в ссылке митрополит Кирилл (Смирнов). Тесно общаясь между собой, владыки обсуждали тяжелое положение, в котором в то время находилась Православная Церковь.

В СССР власти юридически признавали только обновленческие структуры, все православные приходы де-юре были нелегальными. Митрополит Сергий (Страгородский) начал переговоры с властями, пытаясь путем компромиссов добиться легализации группы православных епископов, которую он возглавлял. Договоренность была достигнута, и в июле 1927 г. он выпустил декларацию, в которой от лица Церкви выражал всенародную благодарность «советскому правительству за… внимание к духовным нуждам православного населения» и заверял власти, «что мы не употребим во злое оказанного нам доверия». Униженный тон, благодарность богоборческому правительству, попытка представить заключенных священников и мирян врагами советской власти, осуждение зарубежных собратьев оттолкнули от общения с митрополитом Сергием значительную часть архиереев, священников и прихожан. Возникло разделение – страшная трагедия Церкви. Епископ Афанасий и митрополит Кирилл считали, что митрополит Сергий пошел на недопустимый компромисс с властью, усугубленный тем, что выпущенные им документы не имели законной силы, так как были изданы без благословения местоблюстителя патриаршего престола митрополита Петра (Полянского), который находился в ссылке.

Епископ Афанасий отказался признать церковную администрацию митрополита Сергия (Страгородского). В своем знаменитом письме к духовным чадам он писал: «Когда митрополит Сергий заявлял, что его полномочия вытекают из полномочий митрополита Петра и что он, митрополит Сергий, всецело зависит от митрополита Петра, мы все признавали митрополита Сергия как законного руководителя церковной жизни Православной Русской Церкви, первоиерархом которой остается митрополит Пётр. Когда же митрополит Сергий, не удовлетворившись тем, что было дано ему и что он мог иметь при жизни законного первоиерарха Русской Церкви, рядом действий выявил себя как захватчика прав первоиерарха, когда в своем журнале он всенародно объявил, что ему, митрополиту Сергию, не только принадлежат все права местоблюстителя, но что он как “заместитель облечен патриаршей властью” (Журнал Московской патриархии. 1931. № 1. стр. 5) и что сам наш законный первоиерарх митрополит Пётр не имеет права “вмешиваться в управление и своими распоряжениями исправлять даже ошибки своего заместителя” (там же), – тогда ряд архипастырей, в том числе и я, признали, что такое присвоение митрополитом Сергием всех прав первоиерарха при жизни нашего законного канонического первоиерарха митро­полита Петра – лишает захватчика и тех прав по ведению дел церковных, какие в свое время даны были ему, и освобождает православных от подчинения митрополиту Сергию и образованному им cиноду».

В августе 1933 г., через полгода после конца срока, определенного приговором, пришло освобождение. По возвращении из ссылки в декабре 1933 г. епископ Афанасий направил митрополиту Сергию письмо, в котором откровенно высказал свою позицию. Отказавшись от какого-либо участия в работе под руковод­ством новой церковной администрации, владыка не считал грехом посещение храмов, в которых поминали митрополита Сергия.

С 1933 г. и до своего нового ареста в 1936 г. епископ Афанасий жил во Владимирской области, иногда нелегально приезжая в Москву. Он установил связь с членами церковных общин, не поминающих митрополита Сергия. В первую очередь к ним относились прихожане храма Святителя Николая в Клёниках, а также духовные чада архимандрита Серафима (Батюкова), протоиерея Владимира Богданова, священника Владимира Криволуцкого, отца Александра Гомановского, отца Михаила Шика и некоторых других. Владыка Афанасий объединил остатки приходов, лишенных пастырей, которые погибли в лагерях или томились в заключении. В церковных общинах Москвы, где не поминалось за богослужением имя митрополита Сергия, считали своим епископом владыку Афанасия и его имя поминали вслед за именем местоблюстителя патриаршего престола митрополита Крутицкого Петра (Полянского).

1 мая 1936 г. епископ Афанасий был вновь арестован и отправлен в Беломорско-Балтийские лагеря сроком на пять лет. Имея уже подорванное здоровье, он работал на лесоповале, голодал. Пришлось неоднократно побывать и в штрафном изоляторе, заключенных которого каждую ночь выводили на расстрел. Владыка ежечасно готовился к смерти. Однако в конце октября 1936 г. его вернули в прежний лагерный пункт. В начале войны заключенных этапировали в Онежские лагеря. Удивительно, как смог предельно измученный больной епископ преодолеть эти 400 км пешком!

В самых тяжких обстоятельствах владыка Афанасий сохранял способность подбадривать других. В 1941 г. он был освобожден и избрал для жительства город Ишим, где жил около полутора лет. За ним постоянно следили. В ноябре 1943 г. епископ был арестован вновь. На этот раз дело сфабриковали под громким и фальшивым названием «Антисоветское церковное подполье». В 1946 г. епископ Афанасий был отправлен в Темниковские лагеря, а при создании Особых лагерей МВД его перевели в них – в качестве особо опасного государственного преступника.

Находясь в заключении, владыка узнал об избрании на Поместном соборе нового патриарха – митрополита Алексия (Симанского). Сразу после получения этого известия он стал возносить на молитвах его имя «как законного первоиерарха Русской Православной Церкви, признанного всеми восточными патриархами, через которого совершается и наше единение со Вселенскою Церковию».

18 мая 1954 г. епископ Афанасий был принудительно оправлен из Дубравлага в Зубово-Полянский дом инвалидов, закрытое учреждение лагерного типа. Оттуда он смог освободиться только благодаря своему давнему другу и духовному сыну – Егору Егоровичу Седову, который оформил опекунство и привез святителя к себе домой, в г. Тутаев. 27 июня 1954 г. владыка записал в своем дневнике: «Исполнилось 33 года архиерейства. За это время: на епархиальном служении – 33 месяца. На свободе не у дела – 32 месяца. В изгнании – 76 месяцев. В узах и горьких работах – 254 месяца».

По освобождении из заключения епископ Афанасий восстановил связи со своими старыми знакомыми в Москве, Загорске (ныне – Сергиев Посад), Сыктывкаре, Владимире, многих других городах и селах. Он сразу же написал обстоятельное письмо Патриарху Алексию и составил послания к пастве с призывом не уклоняться от участия в богослужениях и таинствах в храмах Московской патриархии.

4 октября 1955 г. владыка переселился в поселок (ныне город) Петушки Владимирской области, где прошли его последние годы. Святитель возглавил постоянную Календарно-богослужебную комиссию при Священном Синоде. Работу по собиранию и исправлению церковных служб он продолжал до конца своих дней. Большое значение владыка придавал осторожной русификации богослужебного языка, дабы приблизить «наше дивное богослужение, наши чудные песнопения к уму русского народа». В Петушках он закончил составление текста службы всем русским святым, составил книгу молебных песнопений.

И в этот период жизни епископ Афанасий, находясь, по выражению М. Е. Губонина «на задворках церковной жизни», отнюдь не был удален от общения с верующими. Наиболее стойкие, преданные Церкви люди потянулись к владыке, который оказался в центре подлинной, весьма интенсивной, хотя и не открытой, потаенной церковной жизни, о чем свидетельствует его переписка.

Скончался епископ Афанасий 28 октября 1962 г. и был похоронен на Старом кладбище Владимира.

Определением Архиерейского собора Русской православной церкви 13-16 августа 2000 г. епископ Афанасий Ковровский был причислен к лику святых в чине священноисповедника. 14 октября 2000 г. состоялось обретение его святых мощей. 29 октября они крестным ходом были перенесены в Рождество-Богородицкий монастырь города Владимира. Память святителя Православная Церковь совершает ежегодно в день его кончины – 15 (28) октября.

 

Статья подготовлена при поддержке Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2017-2018»

 

Ольга Косик, кандидат филологических наук,

старший научный сотрудник отдела новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ

Источник: «Российское историческое общество»