Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

100-летию подвига святых Царственных страстотерпцев посвящается

«Только та жизнь достойна, в которой есть жертвенная любовь», – Императрица Александра Федоровна.

В этом году исполняется 100 лет со дня праведной святой мученической кончины святой Царской семьи. 100 лет назад начались страшные трагические события в Отечестве нашем – крушение монархии, Великой Российской Империи.

В этот год особо важно задуматься о том, что случилось с нашей великой державой 100 лет тому назад, переосмыслить и понять… «С уверенностью можно сказать, что, от сотворения мира, не было другой четы, которая была бы более незаслуженно и подло опорочена и оклеветана, чем Царь Николай Александрович и Царица Александра Федоровна». (Из статьи русского историка Н. Обручева «Подлинный Образ Царя – Мученика, как Человека, Христианина и Монарха», в сборнике под ред. С. Завалишина, Нью-Йорк, 1968) К сожалению, мифы, насажденные большевиками в сознание наших людей, живы до сих пор. И так как это исконно наше родное, нельзя не разбираться в этом вопросе.

«Запомните: если не будет монархии – не будет и России,» – говорил св. прав. Иоанн Кронштадт­ский, всенародно любимый батюш­ка, русским людям, но не услышал его наш народ.

Первым на русскую Голгофу как отец своего народа пошел благочестивый Государь вместе со своей святой семьей, кротко, стойко, добровольно, с великой любовью к Творцу и своему народу, за который он нес ответственность перед Богом. И как следствие – начались страшные гонения на Русскую Православную Церковь, репрессии, миллионы замученных в лагерях, расстрелянных за веру и просто неугодных новой власти русских людей, гражданская и великая отечественная война, разрушение храмов, святынь и всего, что столькими веками с такой верой и любовью созидалось, на чем стояла Святая Русь.

Многое было задолго предсказано угодниками Божьими об этой грядущей катастрофе, испытаниях и скорбях. Все это за 20 лет стало известно святой Царской семье из письма Императора Павла I по завещанию, открытому через 100 лет его потомком – Царем Николаем II c супругой Александрой в Гатчинском дворце, и в дальнейшем через многих святых открывал Господь им предстоящий крестный путь. Так, например, на Саровских торжествах прославления батюшки Серафима в 1903 г царю и царице блаженная Паша Саровская предсказала рождение наследника и будущее за 15 лет до их честной кончины: «Вы можете уехать и со­храните жизни свои, но Россия – погибнет. Если же останетесь, то убьют тебя с семейством, но Россия сохранится» …На что царь не задумываясь сказал: «Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения Родной Матушки России. И если нужна жертва, то пусть этой жертвой буду я». Так святые венценосцы добровольно и сознательно пошли на свой крест, уготованный Господом, страдая, они по сути возглавили путь мученичества среди своего народа и были прославлены в соборе новомученников русской Церкви.

Даже министр – председатель временного правительства Керенский А.Ф., который был одним из главных организаторов государственного переворота и заточения святого Царского семейства и последующего убиения их, не мог не заметить: «Этот человек трагической судьбы любил свою страну с беззаветной преданностью… «. И он же высказался позднее, уже за рубежом, в адрес некоторых русских эмигрантов: «Если вы теперь, господа, разыгрываете рыцарей, верных долгу, то поздно спохватились. Монархисты предали своего Монарха. Если бы нашёлся хоть один верный долгу полк, ведь от нас тогда ничего бы не осталось. Государь остался совершенно без верноподданных. Процарствовав двадцать три года, Он очутился в жутком, нечеловеческом одиноче­стве». (Русских эмигрантов по всему миру, к слову сказать, было около 8 миллионов человек с разных сторон необъятной России.)

Как некогда при аресте святой царь записал с великой скорбью в дневнике: «КРУГОМ ИЗМЕНА, И ТРУСОСТЬ, И ОБМАН…» А вина тогда легла на всех, кто за полтора года так и ничего не сделал для того, чтобы спасти святую Царскую семью из заточения, и вина в том и армии, и генералитета, и аристократии, и Государственной Думы, и Церкви, которая на второй день отстранения царя от власти перестала поминать его и начала молиться за временное правительство, пытаясь навести с ним мосты, согласно историческим фактам.

Напряжение, вызванное неведением о судьбе мужа, беспокойство за здоровье детей, волнение за переживаемые Россией события, в конце концов, совершенно подорвали силы императрицы, и после возвращения Государя в Царское Село, она слегла и почти не вставала с постели. Страдания царицы в эти дни смертельной тревоги, когда без известий от Государя она приходила в отчаянье у постели больного ребенка, превзошли все, что можно себе вообразить. Она дошла до крайнего предела сил человеческих; это было последнее испытание, из которого она вынесла то изумительное светлое спокойствие, которое потом поддерживало ее и всю семью до их мученической кончины. Такой же духовный перелом пережил Государь в день его насильственного отстранения от престола. С этого времени царь и царица всецело отдали себя и своих детей в руки Божьи. Приближалось Светлое Христово Воскресение. На Страстной седмице исповедовались. Первыми дети. Из дневника протоие­рея Афанасия Беляева, настоятеля Феодоровского государева собора в Царском Селе: «Получил уведомление, что меня ждут в 5.30 на детскую половину исповедать и подготовить к Причастию больных трех княжон и бывшего наследника. Наступил и час исповеди царских детей. Какие удивительные по-христиански убранные комнаты. У каждой княжны в углу комнаты устроен настоящий иконостас, наполненный множеством икон. Пред иконостасом складной аналой, на нем положены молитвенники и богослужеб­ные книги, а также святое Еванге­лие и крест. Убранство комнат и вся их обстановка представляют собой невинное, не знающее житейской грязи, чистое, непорочное детство… Как шла исповедь – говорить не буду. Впечатление получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность бе­зус­ловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи – страстной и греховной – меня привело в изумление и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть, им неведомых, и как расположить к раскаянию в неизвестных для них грехах…»

Царица, на которую при жизни и посмертно вылиты целые потоки самой гнусной клеветы и мерзкой грязи, воспитала в своих детях ту веру, ту силу духа и смирение, которые помогли им безропотно и светло вынести тяжелые дни заточения и принять мученическую смерть. Государыня Александра Феодоровна любила Россию горячей любовью. Она сделалась действительно православной и по духу, и по мысли, и по самим движениям своего религиозного чувства, поражая изумительным сходством с простыми религиозно настроенными женщинами в земных поклонах, в прикладывании к образам, в манере ставить свечи, во всем…

Жизнь Царской семьи проходила подобно жизни первых царственных семейств христианских. Говела и приобщалась Святых Христовых Тайн царица несколько раз в течение года, каждый раз готовясь к сему постом и молитвой. Любила она говеть тайно от посто­ронних глаз, знали об этом, только духовник и круг самых близких лиц. Трогательно и умилительно было наблюдать, как искренне, от всего сердца просила она по русскому обычаю прощения у окружающих перед исповедью. Царица особенно почитала Богородицу, очень любила молитву и богослужение. По свидетельствам духовников царской семьи, государыня с дочерьми сами пели всю литургию на клиросе и со слезами всегда исповедовались. В последние годы Царская семья почти не пропускала богослужений. (Великим утешением Царской семьи под арестом была возможность посещения богослужений, когда это не удавалось – узники очень страдали).

Известны отдельные свидетельства о милосердии венценосной семьи. Так, один офицер, находившийся на братском кладбище, сподобился быть свидетелем того, как царица под покровом вечерних сумерек обошла все кладбище, молясь перед каждым крестом за упокоение своих солдат. Провожая полк на войну, она плакала во время молебна навзрыд, точно провожала родных детей. Так оно и было, она осознавала себя матерью всей огромной России. Царица так же, как и Государь, верила в то, что соль земли Русской – ее простой, верующий, православный народ. Царица сама не любила пустой праздности и не вы­носила праздных людей. И в заточении много шила своими руками и дарила подарки верноподданным в праздники, тем самым пытаясь выразить свою признательность и благодарность. Любимым ее занятием, наподобие русских цариц допетровского периода, стало вышивание воздухов и других принадлежностей церковного обихода. Царица тщательно изучала жития русских святых. Творения святых отцов были ее настольными книгами до самой мученической кончины. В заключении государыня жила напряженной внутренней жизнью и мало разговаривала. Она постоянно творила Иисусову молитву, которой училась еще под руководством великого молитвенника и чудотворца Иоанна Кронштадского. Александра Феодоровна укрепляла близких и настраивала на то, что надо больше молиться, безропотно и с покорностью терпеливо ждать.

Государь тратил, как теперь доподлинно установлено, на дела благотворительности и помощь колоссальные суммы из личных средств, ограничивая себя в личном обиходе, нося много раз штопаную одежду… В годы Первой мировой войны все деньги царя пошли нуждающимся раненым. Если бы Николай II продолжал царствовать, то к концу великой войны у него не осталось бы никаких личных средств. Служащий, попавший под взыскание и наказание, страдающий от своей оплошности, мог испытать всю чуткость Государя, который всячески старался показать, что он простил виновного. Они видели, что эти чувства мог проявить только человек родной, только отец, который при промахе своего сына сам страдает от стыда и вины, которые испытывает сын, и нежно и ласково устраняет это страдание сугубым вниманием. Воистину Государь наш был царем-батюшкой.

Государь любил простых людей. Это чувство к народу наблюдали все, кто имел счастье находиться рядом с ним во время многочисленных разговоров его с крестьянами. Царь-батюшка однажды обнял и поцеловал старика, который от волнения и чувств не мог произнести заготовленную речь, ибо эти чувства были Государю дороже слов. В преданность и верность себе народа он верил до самой своей смерти. Напитанный с детства умиротворяющим духом Православия, царь-мученик всегда был кроток и смирен сердцем. Мир и любовь составляли главную стихию его духа: призывом к миру всего мира начал он свое безмятежное, казалось, и благословенное царствование; и когда он впервые увидел себя вынужденным обнажить меч для защиты России сначала от внешних, а потом от внутренних врагов, его сердце невольно сжалось от боли. Государь постоянно скорбел от того, что великодушные намерения его разбивались о неодолимые противоре­чия жизни. Власть открывалась перед ним не столько как радостная возможность поощрять добро, сколько как суровая необходимость бороться со злом (Рим. 13, 1-4). И он, страдая внутри, с терпеливой покорностью нес бремя ее, как долг, наложенный на него свыше. Смирение Государя было необыкновенным, обладая выдающимися качествами человека и правителя (безграничной памятью, исключительной умственной силой, глубокими и разносторонними познания­ми, сильной дисциплинированной волей) он в узком домашнем кругу часто повторял «я человек серый». Говорят, что царь наш был доверчив. Но отец Церкви свт. Григорий Великий говорил, что чем чище сердце, тем оно доверчивее. У Государя был удивительно глубокий, искренний взгляд, в котором светилась истинная доброта.

Переживаемые испытания еще крепче скрепили доселе бывшее единодушие семьи. Весь внешний и духовный уклад домашней жизни царской семьи представлял собой типичный образец чистой патриархальной жизни простой русской религиозной семьи. Утром, собрав­шись вместе, мать или отец громко прочитывали для всей семьи положенные на данный день Евангелие и Послания. Никогда не садились за стол, если отец задерживался, ждали его. Царь и царица поддерживали авторитет друг друга, и оба по вере сознательно проводили идею «единой плоти и единого духа».

Охрана узников, вначале презиравшая их, часто вскоре меняла свое мнение. Из воспоминаний охранника о последней Пасхе Наследника Алексия, проведенной им и его семьей в заточении: пьяные матросы вышли в царский сад и увидели царевича Алексия; злорадно оскалившись, они заорали:

– Ну что, царь несостоявшийся?! Эх, заживем теперь без вас! – и засмеялись, так им хотелось унизить этого арестованного больного двенадцатилетнего ребенка.

Но тут смех их стал резко смолкать и заглох: они увидели перед собой не больного униженного ребенка – на них смотрели глаза юного несостоявшегося царя. Царя!

– И как же вы теперь заживете?

Они растерялись и слегка потупились перед царевичем, а тот, вдруг улыбнувшись, сказал:

– Христос воскресе, братцы!

– Воистину воскресе! – вытя­нув­шись во весь рост, дружно грянули они…»

Воистину сказал врач Боткин главным палачам, отказавшись от их предложения свободы, заявив, что останется с Царской семьей: «Господа, там в Ипатьевском доме гибнут лучшие души России… ну, помогите этой несчастной семье!…»

Образцовая семья, настоящие христиане, всей душой любящие свой народ, достойно проходили великие испытания и скорби в заточении, под арестом сначала в родном Царском селе, затем в Тобольске и в Екатеринбурге – городе, где случилось им принять мученическую кончину и перейти в вечную жизнь, предстать в молитве пред престолом Царя царей – Господом Вседержителем за свой горячо любимый неразумный оступившейся народ.

«Когда эта жизнь закончится, мы встретимся вновь в другом мире и останемся вместе навечно…» – эта запись в дневнике Николая Александровича была сделана в ночь перед свадьбой 14 ноября 1894 года Александрой Фёдоровной. Так и случилось, всей святой семьей они перешли в вечность и вовеки неразлучны. Письмо царя Николая 31 декабря 1915 года супруге: «Самое горячее спасибо за всю твою любовь. Если б только ты знала, как это поддерживает меня. Право, не знаю, как бы я выдержал всё это, если Богу не было бы угодно дать мне в жёны и друзья тебя. Я всерьёз это говорю, иногда мне трудно выговорить эту правду, мне легче излагать всё это на бумаге – по глупой застенчивости».

Весной 1918 года во время пересылки Царской Семьи в Екатеринбург накануне крестных страданий поэт и в последствии эмигрант С. Бехтеев, горячо любящий Царскую семью, написал в одном из стихотворений отправленных им в Тобольск: «Пошли нам, Господи, терпенье, в годину буйных мрачных дней, сносить народное гоненье и пытки наших палачей… и у преддверия могилы, вдохни в уста Твоих рабов, нечеловеческие силы – молиться кротко за врагов…» Государь попросил дочь написать ответ и поблагодарить автора. Великая Княжна Ольга Николаевна написала в ответном письме:

«Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь…» Этот текст принято считать духовным завещанием Царя-мученика Николая II. Дойти до такого духовного уровня непросто, так помолимся Царственным мученикам, чтобы и нам сподобиться достойного делания.

«Впечатление от гибели царя и его семьи было огромное. В церкви близ усадьбы отслужили панихиду. О такой же панихиде в селе Бёхове на Оке мне рассказывал впоследствии друг нашей семьи Д.В. Поленов, он говорил, что крестьяне тогда плакали. Да, наверное, по всей стране во многих церквах тайно и не очень тайно оплакивали мучеников. А я тайно плакал по вечерам в подушку. Тогда во многих домах, и городских и деревенских, висели цветные лубочные портреты царя, царицы, прелестных царевен в белых платьях, хорошенького мальчика в матроске. Наряду с иконами они служили украшением крестьянских изб. Миллионы мальчишек, и я в том числе, боготворили наследника, который был старше меня всего на четыре года. Ужас охватывал меня. Убийства на войне были мне понятны. Но как поднялась рука на милого мальчика, на юных красавиц?! Все вокруг – и молодые, и старые – ужасались, негодовали, иные плакали. Много спустя я узнал, что среди палачей не было русских, убивали латыши и евреи.» (Князь С. Голицын. «Записки уцелевшего»)

Святые царственные мученики имеют благодать от Господа помогать в самых тяжких жизненных искушениях, которые одними челове­че­скими силами разрешить невоз­можно. После молитвы к ним идет скорая помощь. Многие благочестивые люди надеются на заступничество царственных мучеников не только за себя, но и за своих почивших сродников. Когда умирали первые мученики Христовы, их оплакивали другие христиане. Но проходили дни, и скорбь, как и все земное, проходила вместе с ними. Оставалась только вечная нетленная красота их мученического подвига, прилагавшая печаль в радость и претворявшая дни их мученической кончины в светлые победные праздники для Церкви. Будем же с благоговением и радостью отмечать все дни памяти наших великих страстотерпцев и особенный, воистину красный день Православного церковного кален­даря 4/17 июля.

В Екатеринбургской епархии по благословению правящего архиерея с 17 по 20 мая прошли «Царские дни в мае». В граде святой Екатерины, которому столетие назад суждено было стать «Русской Голгофой», сегодня сделан мощный задел для возвращения российской традиции празднования Дня Рождения Государя Николая II и восстановления исторической спра- ­­­­­­­­вед­ливости – светлого имени последнего российского императора.

Особо масштабно, с великой любовью и трепетом, дата скорбная и славная – 100-летие памяти праведной кончины царственных мучеников будет совершаться в г. Екатеринбурге, где традиционно после торжественных богослужений – всенощной и ночной архиерейской Литургии в ночь с 16 на 17 июля в Храме на Крови – десятки тысяч паломников во главе с архиереями совершат покаянный Царский крестный ход. В этом году ожидается приезд Патриарха Кирилла в Царские дни. И там, как никогда и нигде, особо ощущается единение нашего народа, на одном порыве, с молитвой на устах люди разных сословий, духовенство и миряне вместе идут 21 км всю ночь от храма на Крови до урочища Ганиной ямы – места уничтожения честных останков, где ныне величественный мужской монастырь в честь Царственных страстотерпцев. При посещении Ганиной ямы впервые, святейший Патриарх Алексий II сказал о том, что здесь на этом месте была попытка уничтожения России, отсюда должно начаться и ее возрождение. Дивным образом монастырь был построен в кратчайшие сроки. Монахи монастыря замечают, что практически любой паломник чувствует так же, как и они, особую великую благодать в этом святом месте, как и в Храме на Крови г. Екатеринбурга, где на месте убиения святой семьи и их верных слуг ныне расположен алтарь нижнего храма величественного собора в честь всех святых, в земле русской просиявших.

Величаем вас, святые царственнии страстотерпцы, и чтим честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте.

«Святой Царь не отрекался, на Нем нет греха отречения. Он поступил как истинный христианин, смиренный Помазанник Божий. Ему надо в ножки поклониться за Его милость к нам, грешным. Не Он отрекся, а Его отвергли.» – протоиерей Николай Гурьянов.

 

Подготовила текст Юлия Лебедева

 

По материалам книг:

«Духовный мир Императора Николая II и его семьи. К 100-летию великомученического подвига цар­ствен­­ных страстотерпцев» К.Г. Кап­ков, «Император Николай II как человек сильной воли» Е.Е. Алферьев, П. Жильяр «Император Николай II и Его Семья».

Документальных фильмов:

«Хозяин Земли Русской», «Гефсимания Царя-мученика», «Оболганный Государь. Правда о последнем русском Царе», «Сорванный три­умф», «Русская Голгофа»

Инретнет-ресурсов:

Царская-Семья.рф (источник: ГАРФ: Го­сударственный Архив Россиийской Федерации), http://samoderzhavnaya.ru, портал Царские‑дни.рф