Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с.Льялово

Русская Православная Церковь. Московская епархия.

Покаяние

pokayanie

Иоанн Креститель и Господь наш Иисус Христос — оба начинают свою проповедь одними и теми же словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Небесное» (Мф 3, 2; 4, 17). Такова отправная точка благовестия — покаяние. Без покаяния не может быть ни новой жизни, ни спасения, ни вхождения в Царство. И покаяние не есть только подготовительная стадия, оно — пожизненно. Когда авва Сисой лежал на смертном одре, окруженный своими учениками, оказалось, что он с кем-то говорит. «С кем ты говоришь, отче?» — спросили ученики. Он ответил: «Вот, ангелы пришли взять меня, но я прошу их дать мне еще немного времени, чтобы покаяться». «Ты не имеешь нужды в покаянии», — сказали ученики. «Воистину, — ответил старец, — я не знаю, начинал ли я каяться».

Но что же на самом деле имеется в виду под покаянием?

Обычно говорят: сожаление о грехах, чувство вины, ощущение горечи и ужаса от того, что мы нанесли раны нашим близким. И все же это представление является неполным. Горечь и ужас действительно составляют существенный элемент покаяния, но они не исчерпывают его. Мы ближе подойдем к существу вопроса, если рассмотрим буквальный смысл греческого слова, обозначающего покаяние: metanoia (metanoia). Оно означает «изменение ума»: не просто сожаление о прошлом, но фундаментальное изменения своей способности смотреть на вещи, новый взгляд на самих себя, на других и на Бога. Таким образом, призыв Христа «покайтесь» надо воспринимать как призыв изменить себя, свой образ жизни, а не превращать свою исповедь в «отчет о проделанной работе». Архм. Рафаил (Карелин) замечает по этому поводу, что «наша ошибка в том, что мы оправдываем себя, ищем причину своих несчастий вовне, и потому евангельский призыв к покаянию не находит живого отклика в нашем сердце, а если мы и каемся, то ритуально и формально, как бы забывая о трагических последствиях греха». Покаяние — это не приступ угрызения совести и жалости к себе, но обращение, перенесение центра жизни на Святую Троицу. Это не упадок духа, но энергичная работа над собой; это не значит, что ты оказался в тупике, но что ты обретаешь выход.

«Каяться — значит смотреть не вниз на свои недостатки, но вверх — на любовь Божию; не назад, упрекая себя, но вперед — с доверием и надеждой. Это значит видеть не то, чем я не мог быть, но то, чем я еще, по благодати Христовой, могу стать», — считает еп. Каллист (Уэр).

Покаяние видится не только как единичный акт, но как постоянная установка. Св. Феофан Затворник утверждает: «Покаяние — это начало и краеугольный камень нашей новой жизни во Христе, оно должно быть не только вначале, а и на протяжении нашего возрастания в этой жизни, углубляться по мере того, как мы совершенствуемся».

Тито Коллиандер о покаянии восклицает, что «когда мы делаем один шаг по направлению к Богу, Он делает десять нам навстречу». Именно это переживается человеком на исповеди. Как и все таинство, исповедь — это совместное богочеловеческое действие, в котором происходит совмещение, «взаимодействие» благодати Божьей и нашей свободной воли. Таким образом, покаяние и исповедь — это не то, что мы совершаем сами или с помощью священника, но то, что Бог совершает с нами и в нас. Свт. Иоанн Златоуст говорит: «Приложим к себе спасающее врачество покаяния; примем от Бога покаяние, которое исцеляет нас. Ибо не мы приносим его Ему, но Он ниспосылает его на нас». Исцеление, которое переживается в таинстве, является особой формой примирения. Это подчеркивается в молитве отпущения: «Примири и соедини его (её) со святой Твоей Церковью». Грех — изгнание, отчуждение, исключение — точнее, само-исключение — из семьи. Покаяние означает возвращение домой, выход из изоляции в братское общение, воссоединение с семьей.

Только через покаяние начинается возрождение, только через боль тяжелобольной возвращается к жизни. Человек, не чувствующий боли, мертв. Душа, не чувствующая своих грехов, превращается в труп.

Только с осуждения самого себя начинается духовное возрождение человека. Гордый не может любить, он не умеет быть благодарным. Только смиренный способен видеть добро и правоту другого. Смирение приобретается покаянием, и само покаяние растет и углубляется по мере смирения. Помни: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6). И еще, само покаяние — это надежда, а надежда, соединенная с любовью, не может быть отвергнута Богом.